1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Анатолий Папанов предстал папой

Тема в разделе "Кино", создана пользователем caboomcha, 18 фев 2009.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Дочь Елена написала честную книгу об отце: “Он не любил Лелика. И когда его представляли Волком из “Ну, погоди!”…”

    [​IMG]
    Те же светло-голубые глаза, знакомая миллионам улыбка — единственная дочь легендарного артиста очень похожа на своего отца. Для нее Анатолий Дмитриевич Папанов был не только комбригом Серпилиным из “Живых и мертвых”, суровым тестем из “Берегись автомобиля!” с его “Твой дом — турма!”, контрабандистом Леликом из “Бриллиантовой руки” или неповторимым Волком из мультфильма “Ну, погоди!”, но прежде всего самым близким человеком, которого она видела без грима.

    — Елена, громкая фамилия — это хорошо или плохо?

    — Фамилия мне и помогала, и мешала, потому что всегда находились люди, которым казалось, что у дочери Папанова легкая и приятная жизнь. Я никогда не кичилась тем, что мой папа — знаменитый артист. У меня есть знакомые не из актерской среды, которые об этом вообще не подозревали, а когда узнавали, делали большие глаза: почему ты не сказала? А зачем? Мы ведь общались на другой почве.

    — Анатолий Папанов говорил: “Я однолюб, у меня одна жена и один театр”. Ваша мама, актриса Надежда Каратаева, до сих пор снимается в кино. В книгу “Хочу рассказать...” вошли ее воспоминания?

    — Мама — человек осторожный, пессимист по жизни, поэтому к моей идее сначала отнеслась без восторга. Конечно, она помогала мне в работе над книгой. Ближе мамы у папы никого не было. Они прожили вместе больше 40 лет. Моя книга посвящена маме.

    — Елена, вы сами писали книгу?

    — Сама. Работа заняла два с половиной года. Книга охватывает жизнь моей семьи начиная с родительской юности и заканчивая уходом папы из жизни и рождением моего внука. А идея возникла благодаря Марии Жуковой — дочери Георгия Константиновича, с которой я познакомилась на православном фестивале “Моя семья”. Мария, автор книг о своем отце — легендарном маршале Жукове, спросила меня: “А вы-то будете писать? Попробуйте!” К тому же журналисты часто просили меня поделиться воспоминаниями о папе. Почему я должна кому-то отдавать эти истории? Мне было интересно сделать это самой.

    — У Анатолия Дмитриевича были любимые словечки?

    — Прошло больше двадцати лет, как не стало папы, и какие-то вещи ушли из памяти. Но вот Виктор Иванович Мережко вспоминал, что папа всегда приветствовал его по телефону такой фразой: “Ну что, Витюха, водку пьянствуешь?”

    — А Анатолий Папанов “водку пьянствовал”?

    — Многие артисты грешат чрезмерным употреблением спиртного. И папа этим увлекался, особенно в молодости, но никогда пьянство не было основным занятием в его жизни. Иначе он не сыграл бы столько ролей в театре и кино. Поэтому мне обидно, что порой именно на этом ставится акцент. Кстати, папа бросил пить в один день — когда умерла его мама, и больше к спиртному не притрагивался.

    — Елена, вам удалось поработать с отцом?

    — Нет, вместе мы так и не сыграли. Папа не видел такой возможности. Когда он ставил спектакль по пьесе Горького “Последние”, хотел, чтобы я играла эту горбатенькую дочку. Но он был скромным человеком и не любил выпячивать своих. В те годы это было не принято, тем более мы работали в разных театрах. Папа сказал мне: “Знаешь, пусть сначала Таня Бондаренко сыграет, а потом посмотрим”. Я ни капли не обиделась.

    — Вы были очень близки со своими родителями?

    — Так сложилось, что до 15 лет я жила у бабушки с дедушкой. Папа с мамой ютились то в коммуналке, то в общежитии. Поздно возвращались после спектаклей, много гастролировали. Но как только у родителей появилась квартира, я переехала к ним. Папа значил для меня очень много, я безумно люблю маму, но не могу сказать, что они были теми людьми, с которыми я могла бы говорить обо всем. Раньше я жила и не задумывалась о жизни нашей семьи. И только позже поняла какие-то папины поступки. Он мне стал ближе.

    — Анатолий Дмитриевич говорил, что Волк перегрыз всю его жизнь.

    — Ему не нравилось, что многие воспринимали его как Волка из мультфильма “Ну, погоди!”. Подходили на улице, сыпали репликами. Папа вообще не любил, когда его узнавали.

    — У многих Папанов ассоциируется с Леликом из “Бриллиантовой руки”. Он любил эту роль?

    — Одним из любимых персонажей был Иван Иванович Иванов из картины “Наш дом”. А Лелика папа не любил. Я тоже к этому фильму отношусь без особых эмоций. Очень примитивная история, которую можно выучить наизусть. Никакой философии там нет. Аркадий Райкин говорил: “Есть смех осмысленный, а есть смех от щекотки”. Так вот, “Бриллиантовая рука” — это смех от щекотки.

    — А роль Копалыча в картине “Холодное лето пятьдесят третьего” вашему папе нравилась?

    — Папа на этом фильме умер. Он его не смотрел. И озвучивал его роль другой артист.

    * * *


    Мы публикуем отрывок из книги Елены Папановой “Хочу рассказать…”, которая выйдет в свет в конце февраля.

    В 1979 году от того же Союза кинематографистов намечалась туристическая поездка в Америку. Но мама не была членом союза. И отец обратился с просьбой, чтобы ее включили в состав группы. Ему пошли навстречу и разрешили поехать вместе с женой. В составе группы были режиссер Леонид Гайдай с супругой — актрисой Ниной Гребешковой, украинский юморист Ефим Березин, известный по популярному эстрадному дуэту “Тарапунька и Штепсель”, кинематографисты не только с “Мосфильма”, но и с разных студий страны. Поездка была рассчитана на двадцать дней.

    В первый же день туристам выдали всю денежную сумму, предназначенную на питание. Это было замечательно, потому что наши умные граждане всю еду привезли с собой из дома. Так что можно было распоряжаться деньгами по своему усмотрению. В те времена деньги советского туриста за границей были строго лимитированы.

    Первый город, в который они прилетели поздно вечером, был Нью-Йорк.

    Разместили туристов в трехзвездочной гостинице, недалеко от центра. Когда разложили вещи и немного отдохнули, папа говорит:

    — Надя, давай пойдем сейчас на Бродвей!

    Мама в испуге:

    — Толя! Опомнись! Какой Бродвей ночью!

    — Да что ты! Вот увидишь, все наши уже там!

    И действительно, когда гуляли по Бродвею, встретили многих из группы. На маму ночной Бродвей произвел ошеломляющее впечатление. Море огней, уличные артисты, геи, лесбиянки, транссексуалы, трансвеститы и прочий сброд — непостижимое зрелище для советского человека… Это был 1979 год — у нас об этом и заикнуться было нельзя!

    Когда родители вернулись в гостиницу, мама сказала убитым голосом:

    — Толя, я хочу вернуться домой!

    Это было сказано совершенно искренне.

    На следующий день туристов повезли на экскурсию по Нью-Йорку. А через несколько дней один из работников советского посольства вызвался отвезти родителей на Брайтон за покупками, только попросил держать это в строгом секрете. Утром следующего дня он заехал за ними на своей машине, и они отправились в этот знаменитый район. Когда они зашли в один из магазинов, то все, кто там был, сразу узнали Анатолия Папанова. К ним подошел хозяин-еврей и на чистом русском языке сказал, как он польщен, что его магазин посетил такой знаменитый актер. Папа очень хотел купить себе джинсовый костюм, но, к сожалению, нужного размера не оказалось. Тогда хозяин позвонил своему другу Сене, тоже владельцу магазина. Поехали к Сене. Тот был ошарашен прибытием такого покупателя:

    — Товарищ Папанов! Для меня такое счастье, что вы у меня в магазине!!! Не могли бы вы немного задержаться? Я сейчас позвоню домой, чтобы приехали мои родные с вами познакомиться!

    Из Нью-Йорка группа полетела в Лос-Анджелес. Там они побывали на одной из студий Голливуда, где присутствовали на съемках эпизодов какого-то художественного фильма. И, конечно, была экскурсия по Голливуду. После Лос-Анджелеса группа советских кинематографистов прибыла в Лас-Вегас. Поселили их в довольно дешевой гостинице.

    Конечно, всем хотелось попасть хоть в один из многочисленных игорных домов. Но в любом при входе надо было платить деньги, а их у бедных советских работников искусства было очень мало… Наконец нашли одно заведение, где вход был бесплатным. Играть отважился далеко не каждый. А отец вообще не был азартным человеком. Те, кто рискнул поиграть, в основном оказались в проигрыше.

    В программе поездки у группы было посещение эстрадно-циркового шоу в одном из казино. Рядом со столиком, где сидели мои родители, располагалась ложа. В ней сидел человек с черной пантерой на красивой цепи. С живой, настоящей пантерой. Когда настал его черед выступать, он прошел со своей “кошкой” через весь зал на сцену, показал свой номер и спокойно вернулся на свое место. Публика была шокирована: ведь ничего подобного им не приходилось видеть!

    На одной из улиц Сан-Франциско, куда туристы прилетели после Лас-Вегаса, мама увидела женщину, которая продавала пирожки с мясом. Хотелось есть. Она подошла и поинтересовалась, сколько стоит пирожок. Продавщица ответила: один доллар. Тогда мама, как истинный патриот своей страны, сказала:

    — Толя! Здесь — доллар, а у нас такой пирожок пять копеек стоит!

    Тогда папа ответил:

    — Да. Если учесть, что у нас после съеденного пирожка лечение будет бесплатным, то совсем хорошо.

    В результате все наши истратили по два доллара и купили пирожки, утолив голод. Потом зашли в большой торговый центр. В одном из отделов маме понравилось красивое бежевое пальто. Но оставшихся денег на него не хватало. И вдруг совершенно случайно они встречают Ефима Березина (это который Штепсель). Разговорились. Мама посетовала, что на понравившееся пальто не хватает денег. Ефим сообразил:

    — Не расстраивайся, Надя! Сейчас что-нибудь придумаем! У меня здесь работает знакомая продавщица — мы с ней когда-то в Одессе учились в одном классе.

    Пошли к продавщице, рассказали проблему. Она взяла пальто, оторвала на нем все пуговицы и пошла с этим к начальству. Пальто, конечно, уценили, и мама смогла его купить.

    Когда приехали в аэропорт, оказалось, что самый большой багаж у одного кинорежиссера из Армении. Он был весь увешан коробками и пакетами. Вскоре он сам разъяснил эту ситуацию. Оказывается, из Армении он привез землю для своих бывших соотечественников. И всем, с кем встречался в армянской диаспоре, дарил щепотку армянской почвы. Армяне с благодарностью брали свою родную землю и за это дарили ему подарки.
    http://mk.ru/blogs/MK/2009/02/18/society/395331/
     
  2. Vita

    Vita Старожил

    Возможно она похожа не папу, но текст не литературный, а так, изложение в школе. Если воспоминания. то свои собственные. А так, я могу и про Столыпина вспомнить - я про него много читала.
     

Загрузка...