1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Батальонов, отбивавших Цхинвал, больше нет.

Тема в разделе "Политика", создана пользователем loverangler, 6 авг 2009.

  1. loverangler

    loverangler Завсегдатай

    Спецкоры «Комсомолки» Александр Коц и Дмитрий Стешин встретились с участниками первых двух дней войны в Южной Осетии

    Что мы помним о событиях прошлого года? В ночь на 8 августа Грузия напала на маленькую непризнанную Южную Осетию. Россия ответила операцией по принуждению к миру. На телеэкранах шли репортажи о героических походах псковских десантников и чеченского батальона «Восток» на Гори. Однако они вместе с основными силами 58-й армии подошли к Цхинвалу лишь 10 августа. Из новостных лент выпала информация, что первые два дня против 18-тысячной грузинской армии воевала обычная пехота в составе двух полков - 135-го и 693-го. Хотя по численности это были лишь два батальона. Они должны были лишь обеспечить коридор от Рокского тоннеля (единственного пути, соединяющего Россию и Южную Осетию) до Цхинвала. Воевать должны были другие. Но в Цхинвале гибли российские граждане и миротворцы. Через позиции миротворцев со стороны грузинского села Никози в город прорывались грузинские колонны. Если бы это произошло, к грузинской группировке присоединился бы масштабный резерв, способный полностью отрезать Цхинвал от шедшей с Рокского тоннеля подмоги. И 135-му с 693-м полкам было приказано, не дожидаясь основных частей, атаковать город, разблокировать батальон миротворцев и сдержать прорыв противника. Иначе грузины успели бы укрепиться в Цхинвале и война бы пошла по другому, более трагичному сценарию. В итоге 693-й полк пошел на штурм города, а 135-й - спасать миротворцев...

    «ЛИПА»! ВЕШАЙСЯ!

    - У меня там два брата служили, представьте, что я чувствовал! - рассказывает нам Олег Ридель, в августе прошлого года - разведчик 135-го полка, механик-водитель БРДМ (бронированной разведывательно-дозорной машины).

    В городке Прохладный Олег ждал нас с самого утра. Мы увидели, какая это ценность - общение, для парня, ослепшего после тяжелого ранения в 30 лет. Олег, не потерявший выправки, стоял на пороге, высоко-высоко протянув вперед руку, чтобы поздороваться с нами. Он еще не привык к вечной кромешной темноте... Один из нас, спецкор «КП» Александр Коц, бывший в те дни на окраине Цхинвала вместе с Олегом, и начал этот разговор:

    - Олег, ты помнишь меня?

    - Помню... - Олег улыбается и снимает черные очки. - Мы сухпай еще ели. А вы к нашей колонне приехали и с нами дальше пошли, на Цхинвал.

    В ночь на 9 августа освобождать миротворцев тогда ушли 23 разведчика роты Алексея Ухватова с двумя танками. Олега оставили в резерве - вывозить раненых и убитых.

    - Мы дошли в четыре утра, - вспоминает командир разведроты Алексей Ухватов. - И сразу бой начался. Вы с подкреплением должны были подойти к 11 утра. К этому времени боеприпасы у нас начали заканчиваться. В 12 вас нет, в час - нет, в два... Я уж думал, вообще никто не придет.

    - Что вы делали все это время?

    - На мозги капали гражданам-грузинам, - усмехается Алексей. - В 11 часов у нас, конечно, жарко было. Мы только в плен взяли человек 16. Глупые какие-то попались граждане. Танк едет, мы на третьем этаже дома, а люки у танка открытые, как на параде. Я наводчика даже вижу. Ну в люк выстрелил, танк остановился. Я думаю, все, сейчас башню развернет, дом начнет складывать. Нет, вылезают командир и наводчик без оружия, в майках. Бегут - и за угол. От меня в 30 метрах. Я за ними. По-грузински знал одну фразу. «Как дела?» - спрашиваю. В общем, взяли их в плен. А на их танке сами часа полтора воевали. Потом еще два грузинских танка забрали. Начинка там, конечно, внутри... Наш танкист Мыльников залез туда, так у него улыбка потом сутки с лица не слезала. Вот грузинские штурмовики, что из Ирака вышли, те да, настроение нам портили. С ними интересно было, тяжело. Но, как их в Америке научили, так они и воевали. Огневую точку вскрывают и впятером, вшестером ее гасят. А мы разбились на 12 групп. И их со всех сторон.

    Взяли и арткорректировщика. Заходим в комнату, сидит мужчина на стульчике, радиостанция, планшет со свежей съемкой местности. И приборчик, похожий на видеокамеру. Он в нее смотрит, на точку наводит, на кнопочку нажимает, и снаряд прямо туда падает сразу. Я-то удивлялся, как они по нашим так четко лупят. Ну, в общем, я этот прибор беру, смотрю, с Никози грузинская колонна выходит. На кнопочку нажал. Туда - бум-бум-бум. Ого, думаю, ништяк! Но после этого штуковина работать перестала.

    Грузины на связь выходили: «Липа», вешайся! Я тебе подарок приготовил, встречай». Смотрим, танк выезжает, башней крутит. Ищут нас. А у нас на горе два танка стояли, их видно не было. Один из них спустился в квартал и притаился. Мы из автоматов - по грузинскому танку. Он остановился, ну его и распечатали. Башня аж сделала сальто и упала. Ни в одном фильме такого не видел. Ну я грузину и передаю: «Подарок получил, вскрыл, спасибо, запускай следующий».

    В БОЮ СОЛДАТЫ СТАНОВИЛИСЬ ОФИЦЕРАМИ

    Олег Ридель остался, как и было приказано, в резерве. Вдруг к нему подскочил кто-то из проезжавших начальников: «Ты что здесь остался, трус?! А ну догоняй своих!» И Олег прыгнул в свою БРДМ. Когда он догнал колонну, уже втянувшуюся в город, шел ожесточенный бой.

    - В Цхинвале нас встретили хорошо, - удивительно спокойно говорит Олег. - Я сел за пулемет и стал обрабатывать окна, кусты, чердаки. Снайперы по нам работали. Тут подбили первую БМП. Остановил машину, сполз под нее, почувствовал себя в безопасности, и тут... Выстрел из гранатомета. Помню, что меня подняло в воздух, я сальто сделал, упал. Помню, кровь из носа текла, из ушей и рта. Думал, еще один выстрел такой - не переживу. Отполз куда-то, отключился.

    Бой продолжался. Грузины пытались замкнуть кольцо вокруг колонны.

    Джамбулат Кушхов, командир отделения:

    - Танки пошли на нас, один сразу начал стрелять. Осколками взводного отбросило. Мы его подхватили, а он - мертвый.

    Алихан Кажаров, командир отделения:

    - Мы начали уходить, забежали во двор. До конца огорода добежал с тремя солдатами и не смогли перепрыгнуть забор. Я говорю: «Ложитесь!» Двое легли, а третий не послушался, дальше побежал. И все, не стало его. И вдруг сзади кто-то подходит и говорит... Ну, короче, неприятное слово. Я разворачиваюсь - надо мной грузин стоит. Я сразу начал стрелять. И рожок в него выпустил. У меня палец еще долго на спусковом крючке дергался. Слава богу, успел раньше него.

    Антон Тарасюков, начальник медпункта 135-го полка:

    - Люди убитые, грохот, взрывы, пламя, дым... Растерянность прошла очень быстро. Мне простят, если я плохо стреляю, бегаю... Но, если я помощь не окажу, мне никто не простит. Помню, самый тяжелый у меня был сержант Полонкин. У него в легкое ранение было. Дыра сантиметров пять в диаметре, сквозное. Кости, суставы переломаны. Вытащили его, перевязали, а под обстрелом не выехать. Переместились в подвал дома, а там гражданские. Среди них две медсестры оказались, помогали.

    Геннадий Гостев, бывший командир 135-го полка:

    - Самый трагический момент боя - почти сразу поступил доклад от солдата, наводчика с командирской машины, что командир роты ранен: «Принимаю командование ротой на себя». Это солдат, рядовой!.. Тут же я говорю: все, командуй ротой, все указания передаю через тебя. Он: «Есть, я понял». Помню, среди шквала огня подъехал санитарный «уазик», и тут же оказывают помощь сержанту Полонкину, у которого прострелена грудь. Я говорю ему: «Витя, ну что ты разлегся...» А он: «Сейчас, товарищ полковник, перемотают, встану и начну их мочить!» Вот какие люди там были. Никто не отошел, не побежал. Один солдат, получив в упор сзади четыре пули из американской винтовки М-16 в спину в бронежилет, не растерялся, уничтожил грузина ответным огнем и говорит: «Товарищ полковник, все-таки ерунда эта М-16! Четыре, и ни одна не пробила!» Был у одного солдата нервный срыв. Буквально 3 минуты, прорыдался и начал судорожно набивать магазины россыпью патронов. Полк не струсил и не бросил поля боя. Эта победа - солдатский подвиг.

    СОЛДАТСКИЙ ПОДВИГ

    Разведрота Ухватова в эти минуты держала оборону в сотне метров. Парни пытались прорваться к своим.

    Антон Масалига, командир разведвзвода:

    - Стоишь и думаешь, б..., боже мой, а чего делать?! И пацанов класть нельзя просто. Вдруг сам живой останешься, как родителям потом в глаза смотреть. Сам шестерым родителям лично говорил, что их дети погибли. К первому - Сергею Шеруле - ездил. Вышел отчим. А чего сказать? «Вы Сергея отец?» - «Да. С Сергеем что-то?» - «Да, ваш сын погиб». Мать выходит. Он: «Мать, к нам беда в дом пришла». Ну вот, думаю, бедой меня еще никогда не называли. Соответственно первый мне вопрос: «Почему ты живой? Ты же командир его взвода?» Я говорю, что меня там не было. Следующий вопрос: «А почему тебя там не было?» - «Потому что у меня дочь родилась». Он говорит: «А у него не успела, он неженатый был». Сообщать это - хлеще войны. На войне не было так тошно и обидно.

    Николай Багрий, начальник артиллерии 135-го полка:

    - Когда меня ранило, командир полка послал БМП вытаскивать нас. Вы, журналисты, рядом лежали. Когда солдат приехал, он не знал точно, где мы лежим. Нас же обстреливать начали. Но солдатик-то не струсил, не убежал, вывез и вас тоже. Ну как вам объяснить, что такое подвиг? Спас мне жизнь человек - это подвиг? Я считаю, да.

    Геннадий Гостев, бывший командир 135-го полка:

    - Подвиг? Кто как рассудит. Полк выполнил свою задачу, оттянул на себя все силы грузин и дал нашей разведроте вывести из-под огня батальон миротворцев.

    А этот батальон, как и роту Ухватова, живыми уже не ждали. Они вышли лишь на следующее утро.

    Антон Масалига, командир разведвзвода 135-го полка:

    - 10-го утром мы наконец вышли из кольца. Выходим на позиции нашей танковой роты, точнее, того, что от нее осталось, - два танка. Тут командир полка подъезжает, смотрит на нас: «Вы живы?! Сколько вас вышло?» Отвечаем: «Двести - триста». Он: «Как так? Вас же туда 23 уходило». - «Мы батальон вывели». Он стоит, его просто колотит. Начал нас обнимать, целовать: «Спасибо вам, что сохранили столько жизней»...

    [​IMG]
    Светлане Ридель говорили, что ее муж Олег, разведчик 135-го полка, штурмовавшего Цхинвал, погиб. Она не верила и ждала. И Олег выжил. Теперь врачи пытаются вернуть ему зрение.

    ТЬМА ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

    Олега Риделя нашли тоже на следующий день. Как рассказал нам Петр Убушиев, бывший начштаба батальона 693-го полка, он обнаружил парня с обожженным лицом. Рядом валялись разорванные документы, разведчик Ридель уничтожил их в забытьи, будучи раненым. Хотя сам этого не помнит.

    - Я не помню ничего до самого госпиталя. Мне казалось, что я в поезде еду на Великую Отечественную войну. Бред полнейший... Очнулся от того, что у меня в госпитале спрашивают фамилию. Жену к тому времени врач уже «обнадежил», сказал, что больше двух недель не проживу, и Свете уже выдали для похорон форму, берцы...

    Никто не может объяснить, почему за эти сутки Олег не истек кровью, его не добили грузины и осколок, прошедший насквозь через лицевые кости черепа? Объяснений нет. Олег поворачивается в кресле всем телом и кричит:

    - Светик! Принеси осколок!

    Жена приносит коробочку из-под медали «За отвагу», в которой лежит тяжелый даже на вид кусочек металла.

    - Жена у меня - молодец, не верила никому, что умер, и вот дождалась!

    Скрывая слезы, разведчик спустился с четвертого этажа проводить корреспондентов «КП». Обратно в квартиру он решил вернуться сам, лишь попросил открыть ему кодовый замок двери подъезда. Война закончилась, и Олегу надо жить дальше, даже вопреки темноте.

    ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

    После победы 58-я армия жила надеждами. Впрочем, недолго. Надеялись офицеры, что что-то изменится. Оставшимся в живых бездомным воинам дадут наконец-то углы. Всех отличившихся наградят, во взрывоопасный регион пойдет современная техника и, самое главное, современные средства связи. Однако вместо этого героический, 135-й полк расформировали. Теперь на его базе формируется инженерно-саперная бригада. Разведчики в ней оказались лишними. Лишними оказались и большинство боевых офицеров, принимавших участие в той войне, - одних сократили, не выдав квартир, другие сами ушли, устав безрезультатно бегать по инстанциям с наградными списками. Два батальона, прозванные в штабных бумагах «полками», вынесшие на себе всю тяжесть первых боев, остались за кадром в победных реляциях.

    Авторы благодарят руководителя «Военной программы» телеканала «Россия» Александра Сладкова за помощь в подготовке материала.

    ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

    В бой идут не за квартиру

    Вы заметили, как собеседники наших корреспондентов вспоминали о прошлогодней войне? Так, будто она была вчера. Осколки и пули из людей можно извлечь. А вот эту страшную, кровавую память - никогда. Это горькая память Победителей, чернорабочих Российской армии, вынудивших грузинское войско в августе 2008-го выбросить белый флаг. Эту память не смоешь, как окопную пыль с сапог. И вроде можно понять их обиду: дескать, обещали квартиры и ордена, да не дали. Только напрашивается вопрос: а разве за это воевали? Получается какой-то бартер: мы Родине - победу, Родина нам - жилье и награды. Правда, никто Родину не дергал за язык, когда она устами московских начальников обещала фронтовикам за каждый день боев по полторы тысячи рублей. Да потом «забыла» рассчитаться. Как и дать всем воевавшим статус участников боевых действий - словно над ними свистели не свинцовые, а картонные пули. Пусть это будет на совести военных чиновников. Ну а надеяться, что на следующий день после войны в наши части на Кавказе эшелонами попрут новейшую технику, вряд ли стоило. Пока не можем толком перевооружать и 58-ю - самую воюющую - армию. Куда страшнее, мне кажется, совсем другое - то, что армия рассталась с матерыми, обстрелянными офицерами и солдатами. А на их место назначают не нюхавших пороха. И случись новая заваруха в той же «горячей точке», хватит ли нам всего 5 дней для победы?

    Виктор БАРАНЕЦ, военный обозреватель «КП»



    А В ЭТО ВРЕМЯ

    «Сами не признаем и другим не позволим!»

    Америка, похоже, так и не собирается принимать во внимание новые реалии, сложившиеся на Кавказе после войны. Вчера замминистра обороны США Александр Вершбоу на слушаниях в конгрессе заявил, что США никогда не признают суверенитет Южной Осетии и Абхазии и будут призывать другие страны не делать этого.

    Вершбоу, который 4 года был послом в Москве, сообщил также, что Вашингтон не поставляет оружие в Грузию, однако «помогает ей приблизиться к стандартам НАТО». На эти же цели в основном и пойдет $1 миллиард, выделенный США на поддержку режима Саакашвили.

    Однако вчера замглавы МИД РФ Григорий Карасин отметил, что заявление Вершбоу не соответствует действительности: «По нашим данным, поставки вооружения из США в Грузию продолжаются. И мы будем делать выводы».
    КП. РУ

    P.S. Эх, есть еще у нас герои, но только подвиг их государство, как всегда после войны почему-то забывает.
     
  2. caboomcha

    caboomcha Старожил

    ДАЖЕ Беларусь не признаёт эти т.н. государства (марионеточные режимы, полностью зависящие от вливания российских денег).
    И очен это так по рассейски, ложить жизни своих граждан, неизвестно за что.
    p.s.
    т.н. "гражданами России" я жителей Южной Осетии не считаю, т.к. очень уж не понятно, как эти чувачки получили свои паспорта.
     
  3. Fromandos

    Fromandos Пользователь

    Интересный материал выложил loverangler, только я не нашел никаких ссылок, где бы я мог прочитать полностью весь материал корреспондентов "Комсомолки", не указана дата интервирования участников первых дней боев за город..., в интернете нашел, что Александр Коц сам был ранен и проходил курс лечения в одной из московских больниц. Кто прояснит ситуацию?
     
  4. Fromandos

    Fromandos Пользователь

    Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ признал погибшими в ходе грузино-осетинского конфликта в августе 2008 года 67 российских военнослужащих.

    Об этом сообщил в пятницу официальный представитель ведомства Владимир Маркин.

    Замначальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ноговицын заявил в среду на пресс-конференции в РИА «Новости», что потери российских войск составили 64 военнослужащих.
    Источник: РИА Новости

    Не понятно только, а что c 3-мя стало и почему такие расхождения между следственным комитетом ГП и МО РФ, что подсчитать потери с точностью до каждой фамилии не могут?
     
  5. Bagira

    Bagira Активный пользователь Модератор

    При царе - батюшке списки погибших в газете печатали. И учёт весьма строгий был...
    Даже в гражданскую ещё считали и фиксировали потери, а вот потом начался....
     

Загрузка...