1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Игорь Тарасов или два слова о российской судебной практике (много букв)

Тема в разделе "Юридический клуб", создана пользователем caboomcha, 11 авг 2009.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    [​IMG]
    В будущих учебниках обновленного Советского Союза обязательно должен быть этот эпизод. Там будет параграф “Самоуправство и беспредел ельцино-путинской банды”, а в ней – рассказ о вот этом человеке, которого вы видите выше. Может быть, вы видели его раньше, он очень прославился в 2006-м году в одной истории, о которой пойдет речь ниже. История была такая: на автомобиле “Тойота Лэнд Круизер” он как-то поздно ночью возвращался домой. Хорошая, удобная машина, гладкая дорога… Тарасов решил, что было бы неплохо попробовать насколько автомобиль устойчив на дороге, разогнался до 140 километров и…на полной скорости вылетел на встречную полосу, по которой двигался автомобиль ВАЗ 21093. В нем ехали пять человек. Трое – погибли на месте, еще двое – 22-летние мальчики могли бы выжить, и могли бы сейчас учиться где-нибудь или работать, бегать на свидания, растить детей, решая демографическую проблему, которая на словах очень беспокоит нашего национального лидера… Но они остались умирать в машине. Господин Тарасов решил, что не стоит пачкать обивку в своем дорогом и престижном автомобиле. К сожалению для него, нашлись свидетели всего этого, и Тарасов был задержан. Этот человек, на совести которого пять трупов, в тюрьму, однако, не сел. Не сел. Он до сих пор на свободе, и, вероятно, порадует нас еще чем-нибудь.. Говорили, что он откупился от родственников, да и сами родственники писали очень странные в их положении письма к суду, где называли Тарасова “порядочным человеком, который о нас очень заботился”. Если бы вашего 20-летнего сына убили – вы бы написали такое письмо? Были даже подозрения, сейчас уже нельзя судить насколько справедливые, в том, что Тарасов попросту запугал тех, кого не смог купить. В нашей стране для определенной категории лиц возможно все – и это, дорогие друзья, необходимо менять. Завтра вы будете на месте жертвы очередного Тарасова, вы будете с разбитой головой и заплывшими кровью глазами, боясь пошевелиться, чувствуя в ноге и животе раскаленное железо, стонать на заднем сиденье автомобиля, а в это время Тарасов будет ехать по шоссе и думать о том – не помялось ли переднее крыло у его “Тойоты”? Ведь так тяжело достать запчасти… Так вот – к суду. На суде выяснилось потрясающее обстоятельство. Оказывается, в нашем уголовном кодексе есть такая вот статья: 76-ая, согласно которой уголовное дело может быть прекращено за примирением сторон. В качестве потерпевших суд – и это обычная практика – признал не самих жертв Тарасова – тех самых людей, которых он убил, а только их родственников. И с ними по этой статье было заключено мировое соглашение и т.д. Вердикт суда был подкреплен и в Ставрополе, в краевом суде. В 2007-м году прокуратура пыталась вернуть дело на рассмотрение, но безрезультатно. Случай очень яркий, и не потому, что убивший 5 человек ушел от наказания, а потому, что эта ситуация показательна для всей России. Ведь речь совсем не идет о каком-нибудь министре или его сыне (если вспомнить сына Иванова), речь идет о мелком, на самом деле чиновнике, даже не областного масштаба. Вспомнилась известная пословица - “что позволено Юпитеру – не позволено быку” – и трагедия нашего правосудия, вообще всей нашей властной системы в том, что Юпитер у нас – каждый первый мелкий прыщ на теле государства. Только украл из бюджета не так чтобы много денег, только выпил на брудершафт с каким-нибудь прокурором или бандитским районными смотрящим – и все – ты в буквальном смысле вне закона. Демократия-с.

    Ниже – интересный текст, написанный одним из немногих судей, которых беспокоит текущая ситуация с применением 76-й статьи (той самой – о “примирении сторон”). Ее можно не читать, или просто взять на заметку – в крайнем случае понадобится в определенной ситуации, будете знать на чем акцентировать внимание, если, не дай бог, окажетесь в похожей ситуации. А вообще, на самом деле – что уж душой кривить? Зачем вносить в закон какие-то изменения, зачем с чем-то бороться? На что это нужно? Гораздо удобнее для власти будет признать положение вещей таким, какое оно есть на деле. И можно обратиться к уголовной практике прошлых лет – власть, опять же, очень любит доставать из нафталина разную символику и т.д.- так у нас появляются Думы, губернаторы и т.д. – так вот, можно было бы просто принять у нас свод законов, который существовал при Эдуарде Шестом в Англии. В частности, там было такое замечание: “Лорды пользуются привилегией непреднамеренного убийства. Лорд, убивший простолюдина, не подлежит преследованию”. По-моему, все очень четко и ясно. Во-первых, фиксирует существующую судебную практику, во-вторых – экономит государству средства на судебные издержки. Разве не прелесть?


    Автор: Вячеслав Николаевич КУРЧЕНКО, председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук

    В седьмом номере журнала «Уголовный процесс» была опубликована статья судьи Подосиновского районного суда Кировской области С. А. Князева «Примирение сторон как основание прекращения уголовного дела»1. Ее автор полагает, что для обеспечения равного учета частных и общественных интересов примирение по делам частно-публичного и публичного обвинения должно осуществляться только с согласия государственного обвинителя; в случаях, когда конкретного потерпевшего нет, необходимо примирение виновного с самим государственным обвинителем. Вместе с тем институт примирения сторон вызывает весьма неоднозначные отклики правоприменителей.

    Для преступлений, от которых в первую очередь страдают личные или имущественные интересы физических и юридических лиц, существует специальное основание освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное ст. 76 УК РФ. Данную норму следует применять, если в деле участвует признанное потерпевшим физическое или юридическое лицо. В ст. 75 УК РФ, в отличие от ст. 76 УК РФ, термин «потерпевший» не употребляется. Не упоминается данный участник процесса и в ст. 28 УПК РФ.

    Как соотносятся институты примирения сторон и деятельного раскаяния? По делам о преступлениях, причиняющих вред гражданам и организациям, не существует никаких формальных препятствий для освобождения лица от уголовной ответственности именно в связи с деятельным раскаянием, а не за примирением с потерпевшим. Однако подтверждает ли эту точку зрения судебная практика?

    В правоприменительной деятельности существует конкуренция указанных двух оснований освобождения от уголовной ответственности как раз по тем делам, в которых участвует потерпевший. Однако причиненный преступлением и подлежащий возмещению вред может быть нанесен не только физическим или юридическим лицам, но и непосредственно государству.

    Специфика ст. 75 УК РФ, в которой, в отличие от ст. 76 УК РФ, речь о потерпевшем не идет, состоит как раз в том, что она применяется в случаях, когда вред причинен государству или обществу.

    Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием не должно допускаться при наличии в деле потерпевшего. Иногда невозможно разграничить освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ) и за примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).

    Прекращение уголовных дел по ст. 75 УК РФ не должно осуществляться по тем категориям преступлений, которые связаны с посягательством на права частных лиц. Для освобождения от уголовной ответственности по делам о таких деяниях существует специальный институт — прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ).

    С. А. Князев отмечает, что «право по своему усмотрению решать, прекращать за примирением уголовное дело со всеми вытекающими последствиями или нет, предоставляется конкретному потерпевшему».

    Следует отметить, что законодатель предоставил компетентным государственным органам право определять с публично-правовых позиций возможность и целесообразность прекращения уголовных дел по ст. 76 УК РФ, не обязывая их автоматически освобождать лицо от уголовной ответственности при выявлении соответствующих оснований. Согласно ст. 76 УК РФ соответствующие органы управомочены действовать в данной ситуации по собственному усмотрению, вместе с тем руководствуясь критериями, сформулированными в указанной статье.
    Законодатель предоставил компетентным государственным органам право определять с публично-правовых позиций возможность и целесообразность прекращения уголовных дел по ст. 76 УК РФ, не обязывая их автоматически освобождать лицо от уголовной ответственности при выявлении соответствующих оснований.

    Свердловским областным судом проанализирована практика принятия судами области решений о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием. Согласно рекомендациям суда, первоначально по делу надлежит установить факт примирения либо деятельного раскаяния, как это изложено в уголовном законе.

    Примирение сторон либо деятельное раскаяние подлежит доказыванию с приведением необходимых мотивов в судебном постановлении. После чего, руководствуясь уже процессуальными нормами (ст. 25 УПК РФ и ст. 28 УПК РФ), суд вправе (а не обязан) вынести постановление о прекращении уголовного дела, т. е. облечь решение, основанное на применении материального закона, в процессуальную форму.

    Обобщение судебной практики показало, что судьи не придают должного значения тому факту, что для фактического установления примирения сторон недостаточно одного лишь заявления потерпевшего.Представляется, суду следует выяснять причины и условия примирения. Как правило, суды не разрешают вопрос о том, состоялось ли в действительности примирение и не является ли заявление о нем вынужденным.

    ► Д. и Л. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью группой лиц). Дело было прекращено постановлением судьи Полевского городского суда за примирением подсудимых с потерпевшим, который в судебном заседании прямо указал на то, что Д. угрожал ему2.

    При таких обстоятельствах вызывает сомнение добровольность заявления лица о примирении с подсудимыми.

    Следует отметить, что основным фактом, подтверждающим примирение сторон, суды признают возмещение материального ущерба, хотя последнее означает лишь заглаживание вреда и является только одним из предусмотренных ст. 76 УК РФ условий, выполнение которых может повлечь вынесение судебного решения о прекращении дела.

    Применение такого подхода ведет к прекращению за примирением сторон уголовных дел о преступлениях, повлекших смерть потерпевшего (ч. 1 ст. 109, ч. 2 ст. 143, ч. 2 ст. 264 УК РФ).

    Смерть человека всегда является невосполнимой потерей, в том числе и для общества. Прекращая уголовное дело на основании ст. 76 УК РФ, суд устраняется от оценки действий виновного со стороны государства и не защищает права погибшего. Фактически жизнь человека становится предметом торга между лицом, признанным потерпевшим, и обвиняемым. В случаях прекращения таких дел за примирением сторон отправления правосудия не происходит.

    ► Приговор Кушвинского городского суда в отношении П., осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) к лишению свободы условно, был отменен определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда по жалобе потерпевшей — матери погибшего Н. в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания.

    При новом судебном рассмотрении дело было прекращено в связи с примирением подсудимого с потерпевшей по основанию ст. 76 УК РФ. Основанием для примирения послужило заявление потерпевшей о том, что ущерб ей возмещен. Кассационная инстанция вновь отменила судебное постановление уже по представлению прокурора и направила дело на новое судебное разбирательство в тот же суд3.

    Судами не принимаются во внимание обстоятельства совершения преступлений. В частности, прекращаются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 264 УК РФ, которые сопряжены с грубым нарушением Правил дорожного движения, например с управлением транспортным средством в нетрезвом состоянии.

    ► Судьей Слободо-Туринского районного суда было прекращено уголовное дело в отношении К., который, управляя в состоянии алкогольного опьянения автомобилем УАЗ-3909, нарушил установленное ограничение скорости, не справившись с управлением, выехал на тротуар и допустил наезд на пешехода А., что повлекло ее смерть на месте происшествия. Признанная по данному делу потерпевшей родственница А. заявила ходатайство о прекращении уголовного дела, так как подсудимый выплатил ей 100 тыс. руб. и извинился. Суд удовлетворил данное ходатайство, несмотря на возражения государственного обвинителя, отмечавшего, что К. после совершения преступления скрылся, помощи в раскрытии преступления не оказывал, чистосердечного раскаяния с его стороны не было4.

    В другом случае постановлением судьи на основании ст. 25 УПК РФ было прекращено следующее уголовное дело.

    ► Ф. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ. Управляя автомобилем ВАЗ-2106 в состоянии алкогольного опьянения, он превысил разрешенную скорость, что повлекло выезд на обочину, опрокидывание автомобиля и смерть пассажира Р. Ходатайство о прекращении уголовного дела было заявлено подсудимым Ф., а не потерпевшим. При этом Ф. указал на то, что признал свою вину и обязуется возместить причиненный вред. Несмотря на обращение с таким заявлением ненадлежащего лица и на примирение под условием, суд удовлетворил ходатайство подсудимого5.

    Данная позиция не соответствует также положениям КоАП РФ. В соответствии со ст. 12.8 указанного Кодекса управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, влечет лишение права управления транспортным средством.

    Дела о некоторых категориях преступлений не могут быть прекращены за примирением сторон, поскольку основным объектом этих посягательств являются не права физического лица, а общественные отношения, обеспечивающие охраняемый законом порядок. В таком случае фактически потерпевшим выступает государство в лице представителя власти, а здоровье личности рассматривается лишь в качестве дополнительного объекта преступления. Таковым является преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ.

    Несмотря на данное обстоятельство, судами Свердловской области в связи с примирением подсудимого с потерпевшим прекращено значительное количество дел по обвинению лиц в совершении подобных преступлений.

    ► Постановлением судьи Полевского городского суда по ст. 76 УК РФ и 25 УПК РФ прекращено уголовное дело в отношении Н., обвиняемой по ч. 1 ст. 318, 319 УК РФ. При этом ходатайство о прекращении уголовного дела в судебном заседании было заявлено ненадлежащими лицами — подсудимой и ее защитником, а не потерпевшими, которых по делу было двое6.

    Такая практика не соответствует требованиям закона. Потерпевшим, в основном сотрудникам милиции, обвиняемыми выплачивается денежная компенсация, после чего первые ходатайствуют о прекращении дел. Примирение основано лишь на получении потерпевшими определенных денежных сумм. Подобный подход умаляет авторитет власти.

    В практике судов области встречаются факты прекращения уголовных дел за примирением сторон в отношении лиц, совершивших деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 175 УК РФ (заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем). Объектом данного преступления в сфере экономической деятельности являются предпринимательские отношения. Реальный потерпевший, с которым подсудимый мог бы примириться, по такого рода делам отсутствует. В подобном случае можно вести речь о деятельном раскаянии (ст. 75 УК РФ), но не о примирении сторон.
    Основным фактом, подтверждающим примирение сторон, суды признают возмещение материального ущерба, хотя последнее является только одним из предусмотренных ст. 76 УК РФ условий, выполнение которых может повлечь вынесение судебного решения о прекращении дела.

    Следует особо отметить несоответствие требованиям закона принимаемых судьями области решений о прекращении уголовных дел за примирением по делам, где потерпевшими от преступлений выступают дети. Такие решения основаны, как правило, на том, что родителям, признанным законными представителями потерпевших, выплачиваются денежные суммы и зачастую осуществляется «торговля» здоровьем ребенка.

    В соответствии со ст. 15 Федерального закона РФ от 24.07.98 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» государство гарантирует судебную защиту прав детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. К последним согласно ст. 1 указанного Закона относятся и дети — жертвы насилия. Положения названного Закона согласуются и с нормой-принципом уголовного судопроизводства — ст. 6 УПК РФ (защита потерпевших от преступлений).

    В этой связи представляются необоснованными приводимые ниже решения.

    ► Прекращено уголовное дело за примирением сторон в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 134 УК РФ. Возраст потерпевшей по делу П. составляет 13 лет7.

    ► За примирением сторон прекращено уголовное дело в отношении учителя начальных классов общеобразовательной школы А., обвиняемой по ст. 156 УК РФ. Последняя во время проведения школьных занятий и в иных местах систематически наносила побои учащемуся второго класса малолетнему П. Законным представителем потерпевшего была признана сотрудник органа опеки и попечительства К., которая и заявила ходатайство о прекращении дела в связи с примирением с подсудимой. При этом сама А. вину признала частично8.

    Автор полагает, что мировой судья в нарушение требований ст. 25 УПК РФ прекратил дело за примирением сторон. Ни о каком примирении в этом случае речи идти не может. Представитель органа опеки и попечительства действовала вопреки интересам ребенка и должна была быть отстранена от участия в судебном разбирательстве с принятием решения о допуске другого законного представителя. Права ребенка защищены не были.

    Освобождение от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ, производится путем прекращения уголовного дела в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого (ст. 25 УПК РФ).

    Такое решение по уголовному делу следует отличать от прекращения уголовного дела частного обвинения, когда виновный также освобождается от уголовной ответственности, однако при иных юридических обстоятельствах.

    Уголовные дела частного обвинения в обязательном порядке подлежат прекращению за примирением обвиняемого и потерпевшего мировым судьей, к юрисдикции которого они относятся.

    По таким делам применение уголовной репрессии полностью подчинено воле потерпевшего.

    Примирение на основании ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ должно осуществляться с учетом специфики преступлений и выступать оптимальной формой разрешения конфликта.

    Наличие единого термина «примирение» вовсе не свидетельствует о тождестве идей, лежащих в основе ст. 25 и ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

    Примирение обвиняемого с потерпевшим по делам частного обвинения урегулировано ст. 20 УПК РФ. В этом случае уголовное дело прекращается без ссылки на ст. 25 УПК РФ, поскольку речь идет об абсолютно автономных процессуальных явлениях, одно из которых предусмотрено ч. 2 ст. 20 УПК РФ, а другое — ст. 25 УПК РФ. При ином толковании можно вести речь о едином институте примирения.

    При освобождении от уголовной ответственности за примирением на основании ст. 76 УК РФ законодатель конструирует новую модель уголовной политики, предусматривающую отказ от уголовного преследования при условии заглаживания вреда и примирения.

    Дела частного обвинения могут быть возбуждены при наличии на то воли потерпевшего, выраженной в его заявлении, а в дальнейшем подлежат обязательному прекращению в случае его примирения с обвиняемым. По делам публичного обвинения мнение потерпевшего учитывается только в определенной степени. Уголовное дело возбуждается на общих основаниях, а его прекращение в связи с примирением является правом, а не обязанностью правоприменителя.

    Действие ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон, не распространяется на дела частного обвинения. В последнем случае примирение представляет собой самостоятельный правовой институт, связанный со смежным с ним положением о примирении по делам частно-публичного обвинения в одном: освобождение от уголовной ответственности по этому условию в обоих случаях возможно только за совершение преступления небольшой тяжести.
    Уголовные дела частного обвинения в обязательном порядке подлежат прекращению за примирением обвиняемого и потерпевшего мировым судьей, к юрисдикции которого они относятся.

    В ст. 25 УПК РФ отсутствуют указания на обязанность сторон прибегать к чьей-либо помощи по примирению. Органы, ведущие производство по делу, лишь фиксируют факт примирения, но не должны предпринимать активные действия для достижения этой цели.

    В соответствии со ст. 109 УПК РСФСР судья до возбуждения уголовного дела должен был принимать меры к примирению потерпевшего с лицом, на которое подана жалоба. Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ мировой судья лишь разъясняет сторонам возможность примирения, которое в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ допускается до удаления суда в совещательную комнату. Кроме того, в соответствии со ст. 274 УПК РСФСР в подготовительной части судебного заседания суд должен был вновь объявить сторонам о праве на примирение. Действующий УПК РФ такой обязанности не предусматривает, хотя истинное обоюдно выгодное примирение сторон — явление, безусловно, положительное, так как позволяет нормализовать обстановку и способствует предупреждению правонарушений.

    Поэтому желание частного обвинителя прекратить дело в связи с примирением с подсудимым обязательно для суда, если оно действительно является актом добровольного волеизъявления.

    Следует очень внимательно относиться к заявлениям потерпевших о примирении с обвиняемым и по делам частного обвинения, особенно касающимся семейного насилия. Необходимо исключить «вынужденное примирение», когда потерпевший подает соответствующее ходатайство, находясь в зависимом положении от обвиняемого, либо в связи с угрозами последнего или иными обстоятельствами, свидетельствующими об отсутствии добровольности его волеизъявления. Особое внимание необходимо уделять детям, потерпевшим от преступлений, в частности связанных с насилием в семье.

    Иногда, заявляя о примирении с обвиняемым, законный представитель ребенка не защищает его интересы, а действует вопреки им. «Вынужденное примирение» сторон порождает дальнейшее насилие в отношении детей, особенно в неблагополучных семьях. Представляется обязательным привлечение при рассмотрении уголовных дел по фактам избиения несовершеннолетних представителей органов опеки и попечительства. Это требование отвечает и положениям Семейного кодекса РФ, так как жестокое обращение с детьми является основанием для заявления указанными органами иска о лишении виновных лиц родительских прав.

    В заключение необходимо отметить, что в ст. 76 УК РФ в числе важнейших условий освобождения от уголовной ответственности закреплены не только прямое возмещение ущерба, заглаживание вреда, причиненного преступлением, но и примирение. В данной статье отчетливо выражен примирительный оттенок отношений сторон, что позволяет полнее использовать потенциал, заложенный в этой норме. Заглаживание вреда и примирение с потерпевшим свидетельствует об утрате лицом признака общественной опасности.

    Вместе с тем примирение сторон является необходимым, но далеко не единственным условием прекращения уголовного дела по ст. 76 УК РФ. Следует учитывать, что примирившийся с потерпевшим обвиняемый может быть освобожден от уголовной ответственности только в том случае, если это не противоречит публичным интересам.
    http://mbpolyakov.livejournal.com/215455.html#cutid1
     
  2. yurist46

    yurist46 Старожил

    Самый справедливый суд в мире...
    Решил пробежаться по судебной практике РФ последних лет... Наиболее вопиющие примеры хочу привести здесь (они, в то же самое время, весьма типичны). Сами оцените - нормальные это приговоры, или нет. На мой взгляд, нормальный человек не мог бы подписать подобное.

    Часть этих дел получила всероссийскую, а то и мировую известность, а вот другая часть - вообще прошла мимо внимания населения. И зря, придётся исправить эту оплошность.
    http://naganoff.livejournal.com/65182.html#cutid1

    Много букв, но того стоит.
     
  3. yurist46

    yurist46 Старожил

    Юмористич.
    Изнасилование несовершеннолетних, Игорь Кондратьев, срок 2 года;
    Убийство, Расул Мирзоев, срок 2 года;
    Хулиганство, Бешенные пиписьки, срок 2 года;
    Теперь в России не только единый налог в 13%, но и единый срок в 2 года.
     

Загрузка...