1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Интервью с главой Саратовского отдела Росрыболовства

Тема в разделе "Рыбалка", создана пользователем alessn75, 6 май 2009.

  1. alessn75

    alessn75 Завсегдатай

    Саратов: Глава областного отдела Росрыболовства Александр Бутов: «Около 100 протоколов за месяц — это рекорд»

    С 15 апреля введен запрет на промышленный лов рыбы на всех водоемах Саратовской области. На любительское и спортивное рыболовство табу — с 1 мая. Срок запрета на все виды рыболовства — 2 месяца. Есть и «послабления». «Рыбаку можно удить одной удочкой на один крючок с берега. Количество улова — не ограничено», говорит руководитель областного отдела Волгокаспийского территориального управления Росрыболовства Александр Бутов. Он — в этой должности один месяц (сменил Бориса Аксененко). О своем видении этой отрасли главный рыбинспектор губернии рассказал в интервью нашему агентству.

    Сейчас постоянно проводим рейды. За апрель задержаны 100 человек, заведено 3 уголовных дела. Одно из них — на Волге рыбак 300 кг за одну ночь сетями поймал, в нетрезвом состоянии, инспекторам угрожал убийством. Сумма штрафов составляет от 1 тыс. до 3 тыс. руб. Ущерб оценивается по каждой голове, а не как было до запрета — по количеству килограммов. В зависимости от вида рыбы, одна голова может стоить 100-200 руб. Сазан, например, от 150 руб. штука.

    Около 100 протоколов за один месяц — такого еще никогда не было. Это — рекорд. Мы ужесточили меры надзора. А еще появились позитивные нововведения. Вот сети, например, ограничение на ячею сети — не менее 32 мм по водоемам Заволжья, то есть совсем мелкая рыба попадаться не будет. А у нас ставят и двухсантиметровые.

    Дешевые китайские сети — это проблема для рыбнадзора?

    — Был запрет на их продажу и ввоз в Россию, но до сих пор они продаются и ими пользуются — запрет пока приостановлен. К Президенту обратилась Ассоциация рыбопроизводителей Архангельской области. На их взгляд, отрасль будет понесет большие потери. По их подсчетам, недобор рыбы будет 30%. Они же там ловят десятками тысяч тонн. Даже тралы из китайской прочной сети. И так-то Россия вылавливает на половину меньше возможного. У нас по нормам человек должен в год съедать 12-14 кг рыбы, а сейчас 7-8. В Архангельске говорят: «Если запрет будет введен, то вообще потребляемость снизится до 4-5 кг». Меньше, наверное, чем в Никарагуа.

    Ну, а вы согласны с такими доводами?

    — Нет, согласен. Мы, как структура, не производящая промышленный лов, а как надзирающая, понимаем: им (рыбакам) выгодно, нам и природе — нет. Но тут и пересекаются интересы предприятий промышленного лова и природоохранных организаций. Инициатива о запрете китайских сетей как раз и исходила от природоохранных структур.

    Китайские сети — дешевые очень. Рыбу вытащили, а орудие лова оставляют в водоемах. А потом туда попадает рыба, тухнет, водоем засоряется. А ведь сеть 7-8 лет будет гнить. Это — гибель рыбы. Сейчас, например, нет возможности рыбе пройти к местам нерестилищ — нет возможности отметать икру. А каждая рыба — это несколько миллионов личинок. Сотни километров сетей в водоемах губернии стоит. Инспекторы ездят и собирают их крючками.

    Тогда как бороться?

    — Пока только таким способом — старые сети собирать. Вот если будет приказ Федерального агентства по рыболовству о введении запрета на китайские снасти из лески, тогда будем изымать их из оборота, каждого вызывать и объяснять, что ловить ими нельзя.

    Но ведь их же продают?

    — Мы должны участвовать в совместных с другими ведомствами рейдах по местам торговли китайскими сетями, но эти ведомства на это смотрят сквозь пальцы. Тот, кто в первую очередь должен этим заниматься, не занимается. Если мы будет еще и по торговым точкам ходить... Мы тут задыхаемся, не успеваем браконьеров ловить. А для нас это важнее.

    Будем ждать расширения штата. Выделим двух-трех людей и будем совместно с милицией ходить по рынкам, где сети, раков продают, выяснять их происхождение. Вот стоят раками торгуют, наверняка, добытыми браконьерским способом. А подходишь — у всех есть накладные с частных водоемов. На Анисовской трассе 7 точек постоянной торговли раками — запрет, не запрет. Милицию спрашиваем: «Почему не трогаете?» Отвечают: «Будем-будем трогать», и годами все это тянется. Скорее всего, какие-то интересы там есть.

    На ловлю раков есть запрет?

    — Как раз сейчас. Лов раков будет разрешен только в июле. Их ловят очень много. Раки есть, но с каждым годом их количество катастрофически снижается. Раки- это своеобразный продукт. Они размножаются лучше, если вода чистая. Сейчас промышленных предприятий меньше стало, сбросов меньше, и популяция развивается более-менее нормально. Это — быстровосстанавливающийся вид. В этом году разрешено по квоте выловить 17 т. раков и, я вас уверяю, на следующий год эти 17 т. возобновятся.

    У нас в области около 30-ти рыбоперерабатывающих и добывающих предприятий, заводов и колхозов занимаются в том числе раками, некоторые разводят их на своих прудах. Не сказать, что они процветают, но в отличие от рыбзаводов, остаются на плаву. Был цех в Ровном, который каждый год брал у нас разрешение на отлов раков. Они там их паковали и сбывали в Москву.

    Почему они дороже привозных креветок?

    — Сейчас лов на раков запрещен. Цены высокие, потому что их нет нигде. В Москве 1 кг стоит до 1 тыс. руб., у нас — до 300. На каждый товар есть свой клиент. Если бы не брали, значит и цена бы упала. Раки — это товар для богатых людей.

    А что случилось с рыбзаводами?

    — До этой должности я занимал пост замруководителя рыбодобывающего предприятия. По моим личным наблюдениям, за 10 лет количество добываемой рыбы уменьшилось процентов на 50. Такими же темпами, и через 10 лет можно будет только удочками рыбу ловить.

    Сейчас те крупные организации, которые тралили, почти все обанкротились. Они тралят-тралят несколько км и зачастую результат — 1 ящик рыбы. Вот такая картина.

    Новые экономические реалии заставили людей взяться за удочку?

    — Рыбаков, занимающихся ловлей сетями, стало больше. И я это связываю с кризисом. Людям в некоторых селах кушать совсем нечего. С одной стороны, их можно понять, им трудно жить, но с другой стороны, если им разрешить сейчас все, то через 2 года водоемы опустеют.

    Согласно вашим наблюдениям, какая популяция рыбы совсем покинула областные водоемы?

    — Практически исчезла буфало. Осталось, наверное, 0,1% от того, что было 5 лет назад. Все, что сейчас продается — это привозная буфало. Это же искусственно выведенная рыба, рыба-гермафродит, которая сама себя оплодотворяет. Возможно, произошли какие-то изменения на генетическом уровне. А вот что попадается, это караси. Они очень похожи. В этом году в одном из рыбколхозов поймали только одну настоящую буфало в общей почти 20-тонной рыбной массе.

    ГосНИИРХ сейчас искусственно выращивают ее на выпуск, но несколько миллионов штук для Волги — это капля в море.

    Какие еще мальки будут выпущены в водоемы в этом году ГосНИИРХом?

    — Готовится выпуск нескольких тысяч мальков стерляди. Они очень дорогие. Каждый стоит сотни рублей. Кстати, в прошлые годы (с 2001-го) институт во время ихтиологического лова поймал одну стерлядь на 7,5 кг (и взял ее для икры). Вся область приезжала, смотрела и удивлялась. Даже с Волгограда приезжали, не видели такой стерляди большой. Она выросла за 7-8 лет.

    Питомники ГосНИРХ составляют 24 га прудов. В этом году планируется выпустить мальков сома, карпа, окуня, нового вида карпа, черного амура (редчайшая рыба), белого амура.

    Новая порода карпа?

    — Да. Карпу привносят гены от дикого сазана, которые делают эту рыбу более устойчивой к различным заболеваниям.

    Потребители воды — это тоже проблема?

    — Очень много организаций, которые берут воду с Волги и при этом не ставят систему рыбзащиты. В некоторых районах раньше никто никогда этим не занимался, все было брошено на самотек. Ущербы колоссальные. Сейчас проведено 7 проверок: Балаковское ЖКХ (природоохранная прокуратура с ними сейчас судится о взыскании ущерба), в планах проверок — «Вольскцемент», Краснопартизанское МУП ЖКХ и другие. Мы заставим их поставить рыбзащиту.

    Работы у вашей службы много?

    — 10 инспекторов на всю область. Мы разрываемся. Заволжье вообще у нас брошенное — 9 районов и ни одного инспектора. Там творится беспредел. Обещали 5 ставок инспекторов добавить, но... Ждем.

    Бывают не запланированные рейды?

    — Если планируем выехать на конкретное место, и это объявляем, то можно туда уже не ехать — там ни одного браконьера не будет. Все отлажено. Поэтому я делаю по-другому: сижу-сижу и говорю: «Так, собирайтесь». Инспекторы едут, и сами заранее не знают куда. Уже в дороге я обозначаю координаты: «Сверни в сторону Красного Октября». Свернули и поймали. Днем вообще с проверкам делать нечего. Все ночью делается. Серьезные браконьеры выезжают и приезжают потемну. И все время за них кто-нибудь заступается. Мне кажется, коррупционная составляющая здесь существует.

    В мировые суды отправляем дела на браконьеров, а зачастую суды берут нарушителей и отпускают. Присылают «наказы» — «ограничиться устным замечанием». Не понятно только почему? Мы сами можем только штрафы налагать, но конфисковывать сети и лодки мы права не имеем. А мировые судьи имеют, но они нарушителей отпускают. Браконьер тут же берет эти сети с лодкой и идет ставить вновь. Такие «рыболовы» часто просто смеются над нами.

    — Пробовали обжаловать судебные решения — безуспешно. Даже если налагают штрафы, то минимальные. А что для серьезного браконьера эти штрафы, когда в день он зарабатывает по несколько тысяч. Человека ночью задержали с рыбой, а суды порой отпускают и говорят: «Ему не на что жить». Ну, тогда давайте, пусть идут грабить банки!

    А кто такой — «серьезный браконьер»?

    — У него иномарка с бесшумными моторами, приборы ночного видения, GPRS-навигация — все есть. Мне вот один браконьер предложил: «Давайте, мы вам купим навигацию, а вы нас трогать не будете». «Нет», говорю, «пользуйтесь сами, а мы вас будем трогать!». У нас GPRS нет. Обещают в этом году купить.

    Был случай в вашей практике, что человек реально получил срок за браконьерство?

    — Я не помню. В Астрахани было. Но там объемы другие. И отношение властей на всех уровнях другое.

    В прошлом году запрет на промышленный лов начинался на две недели раньше, чем в этом году. Какая возникла необходимость сдвинуть «час икс»?

    — В этом году мы закрыли лов вовремя, потому что в эти дни щука уже бьет икру. Раньше на щуку внимания не обращали, а сейчас ее искусственно выращиваем (по несколько миллионов мальков выпускают в Волгу). Как биологический вид, она потребляет ротана, которого становится очень много. Он съедает икру (до 700 гр икры за сутки), малька. Поэтому щуку нужно сохранить — отсюда и ранние сроки запрета, чтобы меньше затрачивать потом на ее искусственное воспроизводство.

    Рыбакам, конечно, хуже. В этом году весна поздняя, и они практически не поработали.

    Источник: http://news.sarbc.ru/
     
  2. caboomcha

    caboomcha Старожил

    RE: Интервью с главой Саратовского отдела Росрыболовства Александром Бутовым

    ....из пустого в порожнее. Главный смысл понятен - запретить и непущать.
     
  3. leshik

    leshik Активный пользователь

    А по моему смысл втом, что даже тем кто хочет, по долгу службы, бороться с браками (к нашим служителям это не относится ни каким боком) руки отбивают. Это очень прискорбно.......господа.
     

Загрузка...