1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

История любви

Тема в разделе "Женская логика", создана пользователем caboomcha, 15 май 2008.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Спасибо Ляле Брынзе...
    Давайте я расскажу вам удивительную историю любви которая произошла... хм... с
    одной моей подругой.
    Назовем ее Мариной.
    Маринкой.
    Мариночкой.

    Дело происходило в далекие-предалекие восьмидесятые годы. Юноши тогда курили
    сигареты "астра" без фильтра, девушки предпочитали водке портвейн, а портвейну
    жигулевское, в моду входила "химия" и костюмы "адидас", а на прилавках магазинов
    умелыми продавцами выстраивались пирамиды из трехлитровых банок. "Помидоры
    зеленые. Соленые" - вкрадчиво подтренькивали банки проходящим мимо покупателям.
    Иногда на полках, возле помидорчиков появлялся какой-нибудь болгарский сливовый
    компот. Иногда не появлялся.

    Впрочем, можно было жить и без компотов. Главное, чтобы нашлась курочка, к
    курочке картошечка, к картошечке домашний соленый незеленый, а к нему уже кому
    что нравится.

    Мариночке нравилось шампанское.



    Правда пила она его всего лишь один раз в своей жизни - на прошлый Новый Год.
    Тетка, у которой Мариночка жила, была женщина нравов престрожайших. Да и
    Мариночкины родители наказали тетке строго настрого за дочкой следить, развратов
    не допускать, друзей-подруг проверять на воспитанность и порядочность и чтоб в
    девять вечера дома - и точка.

    Тут надо, наверное, пояснить что Мариночка жила с теткой, не потому что
    сиротинушка, и родители-гады ее бросили. Просто родом Мариночка была из села, а
    пединститут, в который она поступила сразу и со всеми пятерками, находился в
    огромном миллионном городе Энске. Тетка, живущая в этом же Энске, согласилась
    взять племянницу к себе на все пять лет получения высшего педагогического
    образования. И правда: диплом -вещь необходимая, а в общежитиях живут только
    проститутки и лодыри. Так считали Мариночкины мама и папа, так считала
    Мариночкина тетя, так считала и сама Мариночка.

    Правда за пять лет ей пришлось побывать в этом страшном общежитии несколько раз.
    Подружка Нелька порой приглашала Марину на студенческие пьянки. Во время этих
    пьянок Марина разве что не сидела зажмурившись - так ей было страшно все: и
    юристы - заочники с самогоном, и какие то парни из мединститута со спиртом, и
    длинноволосый историк со стихами и липкими губами, которыми он норовил
    облобызать Мариночкины ручки. Но Мариночка стойко игнорировала историка и
    употребляла лишь компот. Вот разве что на Новый Год... ну да на Новый Год три
    четверокурсницы - сама Мариночка и две ее домашние подружки - отличницы и из
    хороших семей купили бутылку полусладкого и втайне от тетки распили в подъезде
    возле мусоропровода. Правда половина вылилась на пол - открывать шампанское, как
    оказалось, никто из них не умел, а Нелька веселилась в другой компании с какими-то
    футболистами.

    Но все равно, шампанское оказалось невозможно вкусным. А сигаретка "Стюардесса",
    утащенная Маринкой из общаги, привела девушек в неописуемый восторг и прямо таки
    вахкический экстаз.

    - Вы пьяные! - констатировала тетка, открыв дверь. - Вы безобразно пьяные!

    После этого тетка выгнала "чужих" алкоголичек вон и заставила свою "пьянь и
    шлюху" залезть под холодный душ. Куранты Мариночка слушала, сидя в своей комнате
    и яростно завидуя Нельке, которая наверняка пила полусладкое и протягивала ручки
    на лобызание футболистам.

    ***

    Утром 1го января тетка позвонила Мариночкиным родителям и сообщила, что их дочь
    встала на путь разврата. Вечером первого января в Энск приехал Мариночкин папа и
    сурово внушал дочери, что так недолго и до борделя и из института вылететь, а ,
    между прочим, остался лишь год. "И чтобы ты больше с этими проститутками не
    якшалась! Ясно? После занятий - сразу домой. Буду звонить. Проверять".

    Мариночке хотелось ответить "так точно, товарищ майор" - папа служил в сельской
    милиции, но она только кивнула. Теперь ей запрещалось даже притащить подружек к
    себе, посидеть в полутьме, послушать "маму марию" и "феличиту" и помечтать о
    будущем.

    Мариночке осталась лишь "феличита". Институт днем - феличита вечером. Подружки
    из приличных семей поняли мариночкину ситуацию и не обиделись. Нелька в ответ на
    жалобы лишь хохотнула: "вот вас дур домашних держут в ежовых рукавицах, а потом
    вы каак отмочите". Мариночка поежилась. Ей не понравился Нелькин пророческий тон.

    ***

    Суть да дело. От новогодья до летней сессии - деньки считаные. Сдав экзамены на
    отлично, Мариночка поехала домой, где все лето послушно поливала огурцы, а потом
    их засаливала. К осени она загорела, симпатично поправилась и пятикурсницей
    вернулась в Энск к тетке, чтобы доучиться последний год, а потом по
    распределению направиться к себе в село. (папа договорился)

    Вот такая вот советская пастораль, которую не портила даже ситуация в стране,
    жиры и водка по карточкам, а также то, что феличита вышла из моды, а в моду
    вошел Джой и Модерн Толкинг.

    Да. Еще в стране шла перестройка. Ну там glasnost, winds of change, сигареты "магна"
    по 15 рублей в кооперативных ларьках. И на повышенную Мариночкину стипендию уже
    никак не получалось питаться целый месяц. Родители, конечно, помогали. Тетка со
    своих "учительских" подкидывала на автобус. Но не хватало.

    Может быть поэтому Мариночка ухватилась за Нелькино предложение "заработать
    огромные деньги" и еще "поговорить по английски с настоящими инстранцами" и еще
    "помочь завкафедрой, потому что она просила". Может быть поэтому суровая тетка
    на мариночкино "нам сказали поработать переводчиками - денег заплатят" только
    скривилась и махнула рукой, "чтоб дома в девять, как штык".

    И Мариночка ответила Нельке согласием.

    Ой! Нет-нет. Вы не бойтесь. Ничего такого страшного. Просто в Энск, ранее
    закрытый город, впервые за сто лет приехала делегация настоящих иностранцев. Не
    абы каких бизнесменов, а настоящих благородных врачей. Делегация медиков из
    Италии. Представляете?

    Дело в том, что в Энске располагался крупный онкоцентр, имелся приличный
    мединститут и пара приличных больниц, и итальянские профессора были приглашены
    на областную конференцию. Органы прибытие иностранцев согласовали, другие органы
    подтвердили, третьи органы проверили зарубежных специалистов на благонадежность.
    Выдали визы...

    И вот Энск ожидал прибытия делегации с трепетом девственницы, ожидающей мужа на
    свадебном ложе.

    Все хорошо. Да только про переводчиков никто не подумал. В Москве итальянцев
    сопровождали профессиональные ГБшные ребята, а вот в Энск их не направили, решив
    видимо что у Энского ГБ италоговорящих офицеров тоже имеется дохрена.

    И ошиблись.

    Энские органы безопасности не обладали ничем таким за ненадобностью. И когда
    встал вопрос " а как же с итальянцами общаться" все развели руками. Развели, а
    потом сообразили, что в пединституте существует факультет английского языка. И
    обратились к заведующей кафедрой. А та мудро решила припихнуть на перевод своих
    старшекурсниц. Как раз в момент принятия этого решения, Нелька болталась на
    кафедре, умоляя засчитать ей зачет по истории языка.

    - Нелли. Нужно срочно шесть умненьких девочек. Подбери. И будет тебе зачет!

    Нелли бросилась выполнять задание. Зачет-то хотелось... Да и на итальянцев
    позырить тоже, если честно.

    ***

    Март. Чтобы вы поняли. Был уже март месяц. Делегация прибывала девятого числа в
    понедельник. А в субботу возвращалась в Москву. Пять с половиной дней шесть
    пятикурсниц должны были сопровождать иностранцев на конференции, по больницам,
    по местам боевой славы, по городу, по дачам "хозяев города" т.п.

    А во вторник предшествующей недели девочек вызвали в комитет. Молодой, очень
    смазливый юнец в штатском внимательно оглядел "переводчиц" и высокомерно кивнул
    на диванчик у стены. Девушки уселись вплотную, как синички на ветке. Испуганно
    примолкли.

    - К нам в город прибывает иностранная делегация. Надеюсь, вы понимаете чем это
    чревато?

    Закивали. Хотя ничегошеньки не поняли.

    В течение часа молчел в штатском пояснял "переводчицам" что такое иностранец в
    стратегически-важном окружении, зачем иностранцу фотоаппарат и блокнот, чем он
    может интересоваться, и почему он вообще сюда едет.

    - Вы думаете что они врачи, а они не врачи. То есть конечно врачи, но на самом
    деле не совсем врачи. А точнее, совсем не врачи. Помните про свой долг. Помните,
    что кругом одни враги и шпионы.

    Краски сгущались. Мариночка уже жалела, что согласилась. Нелька, кажется, тоже
    жалела. Да и остальные выглядели очень неважно. Но деваться было некуда.

    - Вы должны быть осторожны и бдительны. Вы должны водить иностранцев лишь по
    согласованному маршруту, каждая просьба ведомого сойти с установленного маршрута
    должна немедленно докладываться мне лично, вы не должны принимать никаких
    подарков, не должны ничего подписывать, не должны ничего рассказывать о жизни в
    СССР, вы не должны верить никаким россказням, вы не должны...

    Мариночка записывала, чтобы ничего не упустить.

    - Вы не должны ничего записывать. Запоминайте. - рявкнул товарищ на дрожащую
    Мариночку. Она ойкнула и решила, что если потребуется - съест запись и не
    поморщится. Не пришлось. Бумажка полетела в урну. - Вы должны понимать, что
    теперь вы призваны на службу Отечеству. Вот так.

    - И еще. - Юнец пристально оглядел притихших "новобранцев" и остановил взгляд на
    Мариночке. Надо сказать, она была чудо хороша - длинноногая, светловолосая,
    синеглазая. С удивительным румянцем и пухлыми почти детскими губами. - Если кто-нибудь
    из вас хоть краем мозга подумает про интим с капиталистом...

    Он не закончил фразу, позволив девушкам додумать последствия вагинальной измены
    Родине.
    Мариночка тяжело задышала. Она, до этого терпеливо слушающая все инструкции,
    вдруг до смерти обиделась. То есть когда ей мама, папа и тетя говорили такие вот
    оскорбительные вещи - было привычно. Но чтоб вот так! Чтобы вот этот чужой
    товарищ! Чтобы еще из всех, включая общежитскую Нельку, он выбрал ее!

    Мариночка вскочила с дивана и громким дрожащим голосом выпалила прямо в лицо
    хаму:

    - Да как вы смеете? Как вы смеете такое... ТАКОЕ... нам говорить? Почему вы
    позволяете себе оскорблять незнакомых людей. Женщин. Как вы можете?

    У нее вспотели даже ресницы от волнения. И офицер понял. Осознал. Вспунцовел
    густо и неожиданно. Залебезил.

    - Нет. Вы не поняли. Вы извините. Но всякие случаи случаются. Я не конкретно...
    Я в качестве предупреждения. И, так сказать, превентивно... Ну, так положено. Вы
    извините.
    - Супруге своей будете превентивничать, - вконец осмелела Мариночка и взмахнула
    льняной челкой. - А тут порядочные советские девушки.

    КГБшник восхищенно глазел на Мариночку и явно переживал, что не может пригласить
    ее немедленно в кино и койку. Уже перед самым уходом девушек, он подошел и еще
    раз лично извинился.

    - Ничего, - свеликодушничала Мариночка. - Я понимаю. У вас работа такая. У меня
    папа тоже офицер. МВД.

    - Вы ни в коем случае не должны об этом говорить итальянцам! - Профессионализм
    ГБшника таки победил личную симпатию.

    ***

    За время, оставшееся до прибытия иностранцев, симпатии гбшника рассосались. Зато
    окрепло его недоверие. Именно поэтому он лично занялся распределением
    переводчиков. Каждому гостю полагался свой переводчик. Каждому переводчику -
    свой иностранный гость.

    Мариночке достался самый профессорский профессор, самый обрегаленный и
    международноизвестный, самый старый и уродливый онколог. Мало того что он был
    плешив, низкоросл и вонюч, он еще и притащил в Россию любовницу - ухоженную
    тридцатилетнюю эндокринологиню из Триеста. К эндокринологине приставили Нельку (гбшник
    все-таки был мужиком прозорливым, как ни крути).

    ***

    Первые часы. Знакомство. Осторожные беседы. Приезд градоначальников. Здрасте-добропожаловать.
    Хлеб-соль. Прибытие главврачей Энска. Аккуратные профессиональные беседы.
    Здрасте-здрасте. Хлеб-соль. Приветственная речь. Еще одна. Еще одна. Еще. Еще.
    Хватит уже!!! Ответ итальянцев на привестственную речь!
    И ужасный страх за то, что не вымолвишь ни слова, или вымолвишь совсем не то. И
    радость от того, что оказывается вымолвила и что все все поняли. И снова ужас. И
    снова ликование. Прям как на качелях: вверх-вниз.

    Девчонки были в восторге и ужасе от происходящего, даже дышать забывали.
    Мариночка тоже волновалась преужасно. Нежный румянец на щеках то исчезал, то
    полыхал как знамя мирового пролетариата. А уж когда глава делегации - седовласый
    красавчик Джузеппе пригласил всех на ужин в гостиницу, она просто обомлела.

    - Можно! - разрешил ГБшник. - И нужно. Потому что городской администрации
    требуются переводчики. Но не пить и лишнего не болтать. Я прослежу.

    ***

    Мариночка за свою жизнь видела много прекрасного. Например, колечко с
    александритом, которое мама подарила ей на восемнадцатилетие. И кофточку с
    люрексом в комиссионке. И новую хрустальную люстру в трешке у ее однокурсницы -
    одной из тех, что получили ярлык "проститутки" и были отлучены от дома. То есть
    удивить Мариночку красотой было непросто. Однако,гостиница, расположенная на
    берегу великой русской реки потрясла Мариночку до глубины души. Это была не
    гостиница - нет! Это было вопиющее торжество предперестроечного ампира. Арки,
    вазы, кресла с витыми ручками, картины местных художников "под пиросмани", ковры
    таджикских мастериц, витражи, кувшин-фонтан и белый рояль. А как же без рояля?

    Гостиница принадлежала горисполкому и явно обслуживала какие-то странные прихоти
    отцов города. Но Мариночке все эти пилястры, канделябры и прочие бры понравились
    безумно.

    - Вот так надо жить, - шепнула ошалевшая Нелька девчонкам. - Вот так надо жить!
    Соблазню сейчас Джузеппе и уеду с ним в Италию.
    - Ты что? - ужаснулась Мариночка. - А как же Родина?
    - Нахуй такую Родину, где даже колготок с рисунком не купишь. - Отчаянно
    прошипела Нелька, косясь, однако, в сторону гбшника.
    Тот делал вид что ему на всю эту роскошь насрать, но внятно говорить не мог.

    А потом был ужин. Правильный русский ужин. С икрой, осетриной, кабанчиком,
    пельменями, водкой. Мариночка кушать не могла, она разглядывала темнобордовую
    скатерть, перламутровые тарелки и позолоченные вилки с чернеными хвостиками.

    - Вы хотите вина?

    Мариночка вздрогнула. Баритон прозвучал над ухом. Слишком близко. Слишком не по
    русски. Она даже не сообразила, что от нее требуется и только на третий раз
    замотала головой, отказываясь.

    Рядом с ней (и как только так получилось??) сидел "чужой" итальянец. Мариночка
    помнила, что зовут его как-то очень смешно... но как? Итальянец нависал над
    Мариночкой всем своим буржуазным очарованием. Он был не просто красив -
    ошеломителен! Карие, невероятно ресничатые глаза, тонкий аккуратный нос, нежные
    щеки с едва заметной щетиной, черные волосы чуть тронутые ранней сединой.
    Круглые маленькие очки без оправы, запах пряных невероятных духов... рубашка
    снежной белизны, расстегнутая на две пуговицы.. смуглая шея... грудь.

    Ууух! Неопытное Мариночкино сердце ушло в пятки. А может это были не пятки? Но
    там, куда ушло сердце, вдруг задрожало, замерло и непривычно взмокло...

    - Я не пью вина. Я вообще не пью. - Смогла выдохнуть Мариночка, когда итальянец
    со смешным именем все-таки пододвинул к ней бокал с золотистым нечто внутри.
    - Это итальянское вино с моего виноградника. Попробуйте. Вам понравится.

    Мариночка полезла в словарь искать слово виноградник. Пока она листала толстый
    талмуд, "чужой" итальянец куда-то исчез, а на его месте опять оказался
    мариночкин пожилой недорослик.

    - Завтра нам надо работать в медицинском колледже. Вот текст доклада. Прочитай
    дома и подготовься. Если что, не волнуйся, спрашивай - я помогу. - Недорослик по
    имени Марио (он еще шутил Марио-Марина, чем ввергал Мариночку в шок) по-отцовски
    улыбался. Совсем по-отцовски. Мариночка вдруг перестала трусить и решила, что
    обязательно справится и не подведет своего профессора. Ни за что не подведет.

    ***
    И не подвела. Ночь, проведенная за медицинским словарем, не прошла даром. Марио
    остался доволен. Ему пришлось всего раз пояснить аудитории про "калоприемник" на
    пальцах и бумажке. Мариночка поняла и даже не покраснела. Следующий "калоприемник"
    она переводила уже влёт.

    Энские врачи с любопытством слушали иностранного профессора, что-то спрашивали,
    делились чаяниями и проблемами. Осторожно делились. Хоть ГБшник и отсутствовал (видать,
    посещал другую конференцию), дух его и Ф.Дзержинского незримо витал над
    аудиторией и грозил виртуальным пальцем. Диспуты затянулись (врачи - люди
    неугомонные) и из мединститута Марио-Мариночка вышли уже ближе к вечеру.
    Водитель (от горисполкома, кажется) почтительно ждал там, где его и оставили с
    утра.

    - Молодец. Браво! Ну а теперь раз мы славно поработали,можем и ужинать. В отель?
    - Марио подмигнул Мариночке, потрепал ее за крепкую щечку и она от такой
    фамильярности едва не сбежала в мартовскую ночь. Но потом сообразила, что
    наверное все сегодня тоже соберутся в гостинице, как и вчера, и что нужны будут
    переводчики, и согласилась.

    Ну да. Ей хотелось канделябров, пилястр, рояля, котлет по киевски,икры и
    случайного нежданного баритона над ухом. Потому что альтернативой была уставшая
    злая тетка с "где шлялась допоздна?", немытая двухконфорочная плита и
    картофельное пюре с солеными огурцами. Ага. Теми самыми, что Мариночка солила
    этим летом.

    - Поехали, - улыбнулась Мариночка.

    Водитель лихо рванул с места, едва не наехав на громадный снеговик с морковкой
    вместо... (мариночка смутилась)

    ***

    В гостинице никого не оказалось. В смысле не никого-никого, а никого из
    администрации. Гбшник тоже так и не объявился, а из Мариночкиных подруг была
    только Нелька.

    - Ну ты даешь! Не боишься! - Нелька прихлебнула из бокала и помахала Мариночке
    рукой.

    Мариночка сначала не сообразила о чем это Нелька, но потом до нее дошло. И
    правда. Что про них подумает товарищ офицер, если узнает что они после работы
    поехали в гостиницу к иностранцам. Мариночка собралась было уже бежать прочь, но
    перед ней поставили перламутровую тарелку с макаронами и она решила, что идти
    теперь неудобно. НУ как же! Люди же старались... Кстати, официантка - плотная
    тетка с белой наколкой на рыжей башке глядела на Мариночку осуждающе. Но
    Мариночка предпочла этого не заметить и полезла вилкой в тарелку. Между прочим,
    она очень хотела есть.

    - Вы неправильно делаете.

    Мариночка покраснела. Она узнала и голос и запах.

    - Вы делаете неправильно, спагетти надо есть так.

    Карие глаза, тонкий нос, нежный, совсем не мужской рот... Мариночка, как
    зачарованная, наблюдала как итальянец (как же его зовут? какое то смешное имя)
    ловко накручивает длинные макаронины на вилку, как изящкно формирует макаронный
    валик, как потом жует его и запивает вином.

    - Вот так? Поняли. Давайте я вас научу.
    - Спасибо. Я не люблю макарон. - ответила Мариночка и отшвырнула вилку. На самом
    деле она поняла, что будет наверное выглядеть ужасно с длинными белыми мучными
    червяками, торчащими изо рта. Ведь она никогда! никогда не сумеет так
    управляться с этими чертовыми спагетти.

    - А вина? Ах да. Вы же не пьете.
    - Она вообще у нас хорошая. Девственница. - Пьяненькая Нелька влезла без спросу.

    Мариночка аж задохнулась от ужаса. Она представить себе не могла, что кто-то
    может говорить такие слова вслух, а уж по отношению к ней - к Мариночке.
    Мариночка решила ответить Нельке что-нибудь ужасное, повернулась и.. увидела что
    Нельку обнимает за шею седовласый Джузеппе.

    И это было куда кошмарнее чем слова про девственницу. Это был просто ужас. Во-первых,
    Нелька вела себя непорядочно. Просто непорядочно и идеологически непорядочно. А
    во-вторых. Во-вторых, Мариночка помнила угрозы особиста и не считала их пустыми.
    А в-третьих. В третиьх, Мариночка жалела заблудшую дуру-Нельку. Поэтому
    Мариночка вскочила и, взвалив Нельку на себя, помчала к выходу из гостиницы, по
    дороге лепеча что-то вроде "Нелли простудилась, у нее жар. Нам надо идти".

    На морозце Нелька немного ожила, проблевалась и принялась орать на Мариночку,
    мол какого ты лезешь в личную жизнь. А Мариночка вздыхала и поглядывала на
    дорогу - не идет ли чертов автобус.

    - Ты дура! Не понимаешь, что это шанс из этой дыры вырваться. Может, больше и не
    будет такого шанса. Где ты еще итальянца увидишь? В своей деревне? А? Ну может
    тебе комбайнеры нравятся или свинопасы, а я все сделаю, чтобы Джузика в койку
    уложить. Ах диплом не получу! Ах из института вылечу! Да плевать я хотела на
    диплом! Мне жизнь моя важнее! Так что не мешай мне, раз сама тупая овца. Ясно? -
    Нелька кричала и наскакивала на Мариночку.

    - Нелька. НЕлька. Ты какую-то ерунду говоришь... Ну какая Италия? Они же все
    старые уже и у них семьи. И вообще глупости всё.
    - Старые? - Нелька расхохоталась. - Это Джузик то старый? Да ему тридцать семь...
    А Карло - тому вообще тридцать два что-ли. Кстати, Карло вокруг тебя вертится.
    Ты, конечно, не видишь ничерта.
    - Карло? - Мариночка сразу поняла о ком идет речь... Вот оно - смешное имя. -
    Ничего не вертится. ПРосто он вежливый, как все итальянцы.
    - Ты мне рассказываешь? У меня глаз-алмаз... - Нелька заметила смущение
    Мариночки и развеселилась. - А Карло, между прочим, неженат. Ага. И, между
    прочим, врач-гинеколог. ТАк что думай, девственница ты наша пожилая. Сделает у
    тебя все там так хорошо, что... Ай! ДУра! Перестань!

    Мариночка свалила Нельку в сугроб, села сверху и принялась возить подругу носом
    по снегу, приговаривая "сама дура".

    ***

    - Вернулась, проститутка? - тетка ждала на первом этаже у лифта. - Знаешь
    который час.
    - Ой. - Мариночка перевела глаза на запястье. Она совсем забыла про время.
    - Ой. Именно "ой". Полночь. Я что нанималась тебя ждать, пока ты со своими
    иностранцами шуры-муры водишь?
    - Тёть Валь, я ж предупреждала....
    - Вот и я предупреждаю, еще раз придешь позже девяти, не посмотрю что пятый курс
    - выставлю вот. И шляйся по гадюшникам. Там тебе самое место.

    Мариночка шла домой, подгоняемая небольными но обидными теткиными пинками. В
    коридоре на этаже кто-то вывернул лампочку и Мариночка вляпалась в лужу свежей
    мочи. Поморщилась, но ничего не сказала.

    - Жрать поди не хочешь. Нажралась там? - тетка принюхивалась, искала запах
    спиртного.
    - Нет. Рработали допоздна. Потом сразу домой. - Наврала Мариночка.
    - Там картошка есть вчерашняя. Разогрей. А я - спать, мне завтра к первому уроку.

    Мариночка ела холодную картошку и не могла понять, почему это ей плачется, и
    плачется, и никак не перестанется.

    ***

    Знаете, если бы не среда. Если бы не эта среда и не визит Марио в детский
    онкоцентр Энска, ничего бы не произошло. Прошла бы эта неделя и все стало бы как
    всегда. И забылись бы и итальянцы, и белый рояль и эндокринологиня, от шелкового
    шарфика которой пахло так невероятно вкусно, что хотелось умереть.

    Но по графику у Марио значился визит в онкоцентр, а Мариночка обязана была его
    сопровождать. И она опять оказалась молодцом, все переводила, как полагается. И
    конференция, и диспуты после нее. Даже главврач сказал, что Мариночка большая
    умница, и все все поняли прекрасно. Главврач вообще был весьма доволен, особенно
    после того, как Марио сообщил, что его клиника готова взять двух трудных Энских
    пациентов и опробовать на них суперновые европейские методы лечения. Двух..
    Всего лишь двух. Целых двух пациентов.
    А потом главврач предложил Марио пройти по палатам. И гордая, очень до этого "профессиональная"
    Мариночка узнала, что вся ее жизнь и все ее проблемы, включая рваные колготы,
    натирающие большой палец на левой ноге - ерунда. В палатах были дети. Много
    детей. Мариночка впервые увидела так много лысых детей, и так много сумасшедших
    матерей. Одна такая мать бросилась к Мариночке, вцепилась в нее как клещ и стала
    шепотом умолять "я знаю... нам сказали что кого-то возьмут в Италию. умоляю,
    переведите ему...пусть возьмет нас. пусть нас возьмет. у нас хорошие анализы.
    пусть нас возьмет, а то он возьмет кого-нибудь безнадежного, а у нас хорошие
    анализы. переведите же!"

    Мариночка улыбалась и отцепляла женщину от себя. Та не отцеплялась. Марио
    хмурился. Шел быстро, не оборачиваясь на женщину и никак не помогая Мариночке.
    Потом откуда-то выскочила сестра, оттащила тетку прочь. Мариночка почему-то всё
    улыбалась, а тетка всё кричала вслед "пусть нас. переведите же"!

    - Кто-то из персонала разболтал, - покачал головой главный и вызвал сестру. - Вы,
    Мариночка, не расстраивайтесь, а то на вас лица нет.

    Мариночка не расстраивалась. Ей нечем было, она там вся осталась в коридоре
    рядом с сумасшедшей теткой. Мариночка думала, что могла ведь и перевести, и что
    если бы перевела, а не прошла бы мимо как тупой болванчик, может быть ребенку
    этой тетки можно было бы и помочь. Мариночка думала все эти ужасные мысли и
    переводила. Работала.

    А вечером она сама напросилась на ужин в отель с роялем. Марио кивнул "окей", а
    укоризненная официантка достала чистую тарелку.

    ***

    - Можно мне вина, - Мариночка посмотрела на Карло и протянула ему пустой бокал.
     
  2. Луна

    Луна Старожил

    Блин, Кабум, на этот раз ты превзошел самого себя! Где ты находишь стока букафф?:icon_eek:
     
  3. Yarr

    Yarr Старожил

    а я читал это, ё. тогда пожалел времени, второй раз не буду.
     
  4. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Яр странно что ты это читал, ибо оно было написанор вчера только....
     
  5. Луна

    Луна Старожил

    Он скромничает просто. Это ж Ярр и писал! :icon_lol:
     
  6. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Я не знал что у Яра еще один ник есть - ЛЯЛЯ БРЫНЗА :) Ох..йеть :) :)
     
  7. DOKTOR-X

    DOKTOR-X Старожил

    Caboomcha, если честно, я твои статьи максимум 2-3 предложения прочитывала и надоедало .....
    Эту прочитала без отрыва - понравилось очень, может ещё потому, что события времён моего студенчества. Как будто оказалась лет 20 назад....всё так.Спасибо, хорошую статейку отыскал.
     
  8. Yarr

    Yarr Старожил

    я на такую фигню не только чернил пожалел бы - усилия на нажатие клавиш жалко бы стало.
    говорю, читал уже. перепечатка это.
     
  9. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Яр это не перепечатка. Не спорь, может быть ты читал похожее...
     
  10. miss_stervo4ka

    miss_stervo4ka Завсегдатай

    А мне очень понравилось,зачет тебе,caboomcha! ;)
     
  11. Луна

    Луна Старожил

    Мисс, так эт Брынза писАла...
     
  12. ася зайчик

    ася зайчик Старожил

    Луна, в таком случае - зачОт обоим :)
     
  13. Луна

    Луна Старожил

    Не возражаю. :smoke:
     
  14. miss_stervo4ka

    miss_stervo4ka Завсегдатай

    ЭЭЭ,ну мне все равно понравилось...:icon_redface:
     
  15. ася зайчик

    ася зайчик Старожил

    Так выпьем же за взаимность!
     
  16. Иван

    Иван Активный пользователь

    где позитив? отыскать грязь легко, а вот в этой грязи отыскать позитива я так и не смог... это двойка!от этого "рассказа"мне плохо, пойду прочищу желудок путем паласкания!явно здесь нет лицензии Виноуса!
     
  17. yurist46

    yurist46 Старожил

    Чего ж ты схавал такого...что с желудком плохо стало? Сдаётся, он тут не при делах....Видимо лицензия на моск нужна..Все болезни от туда...Доктор не даст соврать...
    Кабум, создай оду о Виноусе и его некоторых пользователях....М.И.!!!:icon_cheesygrin: Да позитиву поболее! Мож 5 поставят...:smoke:
     
  18. caboomcha

    caboomcha Старожил

    пусть с ними психиатр разговаривает по месту их эительства
     
  19. Admon

    Admon Завсегдатай

    Похоже про наш город то, только педучилище-колледж у нас и Волга далеко)).
    Потом, это во второй половине 80-х все было, нашли тело девушки в Гурьяновском лесу, около забора (писала милиция тогда в газете, - обращалась к нам, жителям, может кто, что видел, знает), в центре города, рядом забор онко - центра - всесоюзного института Медрадиологии (ИМР), куда едут со всего света лечиться к нам.
    Потом, на следующий день, лес оцепили - милиция и люди в штатском, никого не пускали, все улики искали. Жуткое было преступление тогда, необычное для нашего города - в предверье как раз революционной перестройки. Шел по пути из нашего института, с работы, видел.
    Теперь понятно, кто виновен)))
     
  20. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Кто носит фирму Адидас
    И бреет рожу фирмой Шик
    Тому любая баба даст,
    А может даже и мужик.
    (автор не известен)
     

Загрузка...