1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Когда осела пыль...или итоги войны в Ю.О.

Тема в разделе "Политика", создана пользователем caboomcha, 4 ноя 2008.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    8-го августа «официально» началась осетино-грузинская войны. Уже вечером российское телевидение сообщило о 2 000 мирных жителях, убитых грузинскими нелюдями. На следующий день нам сообщили, что Цхинвал разрушен до основания, и живого места там не осталось. Потом нам рассказывали о том, что в некоем грузинском штабе были обнаружены планы массового истребления осетин. Потом генерал Ноговицин размахивал перед телекамерами какой-то мутной ксерокопией и уверял, что это копия паспорта американского пилота, который то ли натаскивал грузинских живодёров, то ли сам бомбил мирные осетинские сёла. Потом было объявлено, что в Южную Осетию прибыла бригада следователей, которые составят подробную опись грузинских преступлений с тем, чтобы представить их международному трибуналу, типа Гаагского. А потом стройная и логичная картина геноцида, организованного грузинами при поддержке и под покровительством США, начала блекнуть и разваливаться.

    Выяснилось, что владелец пресловутого паспорта завязал с авиацией лет 15 назад, а последние 6 лет безвылазно сидит в Китае, преподавая английский в одной из тамошних бизнес-школ. Паспорт же был у него украден в конце 90-х, во время поездки в Россию, и об этом должным образом были проинформированы все инстанции, российские в первую очередь. Разумеется, ни в Осетии, ни рядом с нею этот янки никогда не бывал. Зато наконец-то стало ясно кто украл его паспорт и зачем.

    Потом число погибших осетин с 2000 сократилось до 1500. Потом до 1200. Потом официальные СМИ вообще перестали называть число погибших с осетинской стороны, а независимые остановились на цифре 200, отмечая, что подавляющее большинство их – это ополченцы, погибшие в боях. Разумеется, гибель 200 человек – это страшная трагедия, но всё же очень трудно не согласиться с тем, что 200 вооружённых мужиков, павших с оружием в руках, – это совсем не то же самое, что 2000 «безоружных женщин, стариков и детей, убитых грузинскими карателями».

    Попутно выяснилось, что в «полностью уничтоженном» Цхинвале разрушено, то есть не подлежит восстановлению, примерно 10% домов и ещё 20% пострадали, но могут быть отремонтированы. Остальные 70% либо пострадали незначительно (выбиты стёкла, местами сбита черепица и пр.), либо не пострадали вообще. Зато все грузинские сёла на территории Южной Осетии подчистую разграблены и частично сожжены, а их обитатели либо убиты, либо изгнаны. Как официально – перед телекамерами – заявил простодушный глава сепаратистов Эдуард Кокойты, «мы там всё выровняли».

    «Планы геноцида осетинского народа», о захвате которых было объявлено ещё в конце августа, до сих пор не опубликованы, а с середины сентября о них попросту перестали вспоминать. В то ж время у бригады «лучших следователей» возникли проблемы со сбором свидетельств грузинских преступлений против человечности, о чём вполне однозначно свидетельствуют крайне расплывчатые заявления Бастрыкина.

    После того, как концепция «геноцида осетинского народа» оказалась несостоятельной даже для её создателей, российские СМИ некоторое время рассказывали, что грузины намеревались не уничтожить осетин, а выдавить их на территорию Северной Осетии – для того, мол, и оставили незапечатанным Рокский туннель. Однако, для для эффективного «вытеснения» населения необходим полный контроль над мятежной территорий. А контролировать территорию можно лишь посредством эффективного контроля над Рокским туннелем – если такового не обеспечить, с севера пойдёт мощный поток добровольцев, оружия, боеприпасов, амуниции и т.д, развернётся мощное партизанское движение и о вытеснении можно будет забыть надолго. При этом контроль туннеля ничуть не мешает вытеснению «лишнего» населения – достаточно организовать его работу в режиме односторонней проводимости : с юга на север проход свободен, с севера на юг закрыт. Тем не менее, грузины не предприняли никаких попыток хотя бы приблизиться к туннелю. Да и документальных свидетельств планов «вытеснения» тоже не нашлось.

    Итак, на сегодняшний день совершенно ясно, что грузины
    - не собирались «выравнивать» Цхинвал и другие осетинские селения
    - не планировали геноцида
    - не намеревались вытеснять осетинское население
    Но для зачем же они начали войну ? – зачем обстреливали из «Градов» Цхинвали и Хетагурово ? зачем вводили в Цхинвал танки и мотострелков ? Каковы были их цели ?


    ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР

    Кто-то из великих (Клаузевиц ?) указал, что «стратегия определяется географией». Положение Южной Осетии подтверждает справедливость данного высказывания предельно наглядно. Это псевдогосударственное образование с востока, юга и запада граничит с Грузией, а с северной стороной прижато к Главному Кавказскому хребту. Через хребет в Россию ведут несколько перевалов и Транскавказская магистраль, проходящая через вышеупомянутый Рокский туннель.
    [​IMG]
    Летом все кавказские трассы открыты, и передвинуть по ним хоть дивизию, хоть армию – задача хоть не тривиальная, но решаемая. А вот с декабря по март, когда в горах чуть не каждый день идёт снег, когда то и дело сходят лавины, когда горные перевалы оказываются непроходимыми постоянно, а Транскавказская магистраль – периодически, оперативная переброска из России в Южную Осетию хотя бы роты спецназа оказывается проблемой практически неразрешимой. Mission impossible !

    И получается, что сепаратизмом в Южной Осетии имеет смысл заниматься исключительно летом, когда есть надежда на реальную помощь северного соседа. Интеграцию же следует начинать – и заканчивать ! – непременно зимой, чтоб к тому времени, как откроется Транскавказская магистраль, во всей республике был один сплошной конституционный порядок и никакого сепаратизма. Короче говоря, в Южной Осетии время сепаратистов – лето, время интеграторов – зима.


    СТРАТЕГИЯ ИНТЕГРАЦИИ

    Базовые принципы военной стратегии таковы :
    силы не распределяются равномерно по всем направлениям, а концентрируются на главном, где необходим решительный успех ;
    наступление на главном направлении обязательно сопровождается прикрытием второстепенных ;
    в ходе наступления каждый шаг должен создавать угрозу нескольким объектам с тем, чтобы противник оставался в неведении относительно направления следующего шага.
    До августовских событий территории, контролируемые сепаратистами и грузинским правительством, образовывали «слоёный пирог», предоставлявший грузинской армии обилие возможностей для проведения чрезвычайно эффективной и эффектной операции по «реинтеграции», базирующейся на максимально полной реализации всех трёх принципов.
    [​IMG]
    Зима. Транскавказская магистраль закрыта. Заботиться о блокаде Рокского туннеля нет нужды. Более того, его проходимость обеспечит своевременное бегство руководства сепаратистов, что окончательно подорвёт боевой дух бойцов осетинских вооружённых формирований.

    1) Интеграторы концентрируются в Лиахвском ущелье – на участке от Кемерти до Тамарашени –создавая угрозу одновременно Джаве и Цхинвалу (принцип №3).

    2) Северная часть «лиахвской» группипровки начинает наступление из Кемерти на Джаву превосходящими силами (принцип №1). Южная часть группировки обеспечивает блокаду ущелья южнее Тамарашени (принцип №2).

    3-1) В случае, если сепаратисты начинают переброску вооружённых формирований из Цхинвала к Джаве (по Зарской объездной дороге), командование интеграторов выдерживает оперативную паузу, в течение которой изображает концентрацию войск перед решитеьным броском на Джаву – с обстрелами, передвижениями войск, интенсивными радиопереговорами – но реально ничего не предпринимает. После того, как Цхинвал покидают все, кто мог уйти в Джаву, интеграторы к северу от Кемерти становятся в оборону (принцип №2) и начинают наступление на Цхинвал из Тамарашени (принципы №№ 1 и 3). После переброски части сепаратистов с юга Цхинвала на север следуют концентрические удары с юга, из Земо-Никози, Квемо-Никози и Эргнети, и с востока, из Приси (принципы №№ 1 и 3). За взятием Цхинвала следуют окружение Хетагурова и Сарабуки, а потом – неспешный охват Джавы с востока и запада. После бегства руководства сепаратистов война заканчивается.

    3-2) В случае, если после начала наступления на Джаву переброски сил из Цхинвала не происходит, следует захват Джавы с последующим распространением контроля интеграторов на восток и запад с тем, чтобы полностью окружить Цхинвал. Поскольку воевать в окружении умеют только десантники и спецназ, одна лишь угроза окружения неизбежно вызывает панику в руководстве сепаратистов и заставляет его спешно бежать на север, пока кольцо не замкнулось. Ожидать организованного сопротивления сепаратистов после бегства командования не приходится, война заканчивается.

    Стратегия непрямых действий была успешно применена российской армии в начале 2000-го года. Тогда посредством постоянных маневров российские стратеги вынудили чеченских сепаратистов стянуться в Грозный, а затем, блокировав город с трёх сторон и угрожая полным окружением, выгнали их на минные поля. В ходе этой операции полегли тысячи ваххабитов, а многие прорвавшиеся, включая Басавева, остались калеками. Ещё более успешно – и гораздо более эффектно – стратегия непрямых действий применялась израильтянами в ходе Войны Судного дня и американцами в ходе иракской кампании 2003-го года.
     
  2. caboomcha

    caboomcha Старожил

    ГРУЗИНСКИЙ ИНТЕРЕС

    Очевидно, чтобы быть успешной, «реинтеграция» требует использования стратегии непрямых действий, вынуждающей противника оставлять территорию под воздействием не столько огневого воздействия, сколько угрозы окружения. Лобовые же удары, совершенно не гарантируя успеха, приводят к колоссальным материальным затратам и огромным потерям с обеих сторон. Невозможно поверить, что грузинское военное руководство, имевшее возможность изучить российский опыт и в течение трёх лет натаскиваемое американскими и израильскими специалистами, этого не понимало.

    Тем не менее, операция проводилась посредством лобовых ударов. Сначала по позициям сепаратистов, расположенным на окраинах Цхинвала и Хетагурова, отработали «Грады». Когда же выяснилось, что, разбивая дома, «Град» не обеспечивает эффективного подавления огневых точек, командование задействовало танки и пехоту. Не было попыток ни взять под контроль южный портал Рокского туннеля, ни перерезать дороги, по которым осуществлялось снабжение осетинских вооружённых формирований, ни расширить контроль над мятежными территориями.
    [​IMG]
    Война началась летом. Война проходила без каких-либо намёков на непрямые действия с грузинской стороны. Таким образом, августовские события – это явно НЕ интеграция. А что тогда ?

    Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить что было ДО 8-го августа. Российский официоз делает вид, что ДО этого дня не было ничего достойного внимания, а началось всё именно 8-го и именно нападением грузинского агрессора на «мирно спящие города и сёла» Южной Осетии. Это, однако, совершенно не так.

    Всё лето вокруг Южной Осетии шла перебранка, в июле плавно перешедшая в перестрелку. Интенсивность стрельбы нарастала, а с 1-го августа, после подрыва осетинскими вооружёнными формированиями грузинской полицейской машины (ранено 6 человек) взаимные обстрелы стали систематическими – ежедневными и многочасовыми, с применением не только стрелкового оружия, но также миномётов и гранатомётов.

    7-го августа Михаил Саакашвили призвал южноосетинскую сторону прекратить огонь и начать переговоры по определению статуса автономии Южной Осетии. По телевидению он заявил, что переговоры начнутся уже 8 августа и что с 18 часов 7 августа грузинская сторона объявляет перемирие.

    Однако, стрельба не прекратилась, причём каждая из сторон обвиняла другую в продолжении боевых действий, и 8-го августа грузинская армия начала против южноосетинских формирований операцию с использованием танков и артиллерии. Глава аналитического департамента МВД Грузии Шота Утиашвили прокомментировал это следующим образом: «Наш президент объявил перемирие вечером в четверг. Но перемирия хотели только мы — весь вечер осетинские подразделения стреляли из тяжелых вооружений по двум нашим селам — Авневи и Тамарашени. Села серьёзно пострадали. Стало ясно, что подразделения Кокойты не прекратят стрельбу, и что у нас большие жертвы — 10 человек было убито и 50 ранено. После этого невозможно было не ответить. Мы должны были начать операцию, чтобы защитить своих граждан. По сути, они провоцировали нас всю неделю. Со 2 августа, когда была подорвана наша полицейская машина и когда начались массированные обстрелы, нас вынуждали начать спецоперацию». То есть, сепаратисты не оставили грузинскому руководству никакого выбора, и оно было просто вынуждено начинать силовую акцию – как израильтяне в секторе Газа, турки в иракском Курдистане или россияне в Чечне.

    Реакцию грузинского руководства на ввод российских войск иначе как истерической не назовёшь. Достаточно вспомнить Михаила Саакашвили, пожирающего свой галстук на глазах миллионов остолбеневших телезрителей.
    [​IMG]
    А российские СМИ и завсегдатаи ура-патриотических форумов долго потешались над словами грузинских официальных лиц о «непропорциональном применении силы».

    Между тем, шок и истерика свидетельствуют о том, что грузинская сторона думала лишь о защите своего населения от огня сепаратистов. Реакция на российское вторжение совершенно естественна : грузины даже вообразить не могли, что зачистка приграничной полосы на мятежной территории приведёт к нападению соседней сверхдержавы – с авиаударами, морской блокадой, оккупацией и прочими «прелестями» войны.

    Таким образом, можно с полной определённостью утверждать, что 8-го августа целью грузинской стороны были не этнические чистки и даже не «восстановление конституционного порядка», а всего лишь обеспечение безопасности приграничных территорий посредством уничтожения огневых точек сепаратистов и их вытеснения вглубь мятежной «республики» – туда, откуда они не смогли бы вести обстрелы грузинских сёл.


    ОСЕТИНСКИЙ ИНТЕРЕС

    Для понимания осетинского интереса необходимо чёткое разделение интересов населения и руководства Южной Осетии.

    Придя к власти, Саакашвили быстро прикончил коррупцию и обеспечил принятие ряда законов, направленных на либерализацию экономики и защиту прав собственников. После этого грузинская экономика начала бурно развиваться. Однако, укрепляя свою законность, грузины злодейским образом подорвали экономику Южной Осетии, державшуюся исключительно на контрабандном транзите между Грузией и Россией. То есть, коррупционные издержки остались прежними, а доходы практически обнулились.

    В то же время власти приграничных регионов «великого северного соседа» не уставали демонстрировать ошеломляющие примеры государственного управления : кто – борьбу с экстремизмом, кто – гражданскую войну, кто – внедрение полного единомыслия. И всё это в сочетании с чудовищным ростом коррупции, насаждаемой из Москвы под разговоры об «укреплении властной вертикали». Постепенно к населению Южной Осетии приходило понимание того, что добиться процветания самостоятельно совершенно нереально, а вхождение в состав РФ счастья явно не прибавит. И по мере того, как слабела память о «подвигах» головорезов Гамсахурдии, сепаратистские настроения медленно, но верно угасали.

    Руководству же Южной Осетии во главе с очень «авторитетным» политиком Кокойты возвращение республики в состав Грузии не сулило ничего хорошего. Существовала немалая вероятность оказаться на нарах, причём не столько за борьбу против «территориальной целостности государства», сколько за банальную уголовщину – контрабанду, вымогательство, похищения людей и убийства. Но даже полное отпущение грехов, которое вполне могла предоставить грузинская сторона в качестве платы за непротивление реинтеграции, радости не добавляло. Дело в том, что восстановление грузинской юрисдикции означало внедрение демократических процедур, в первую очередь – честных выборов, выиграть которые у представителей кокойтова клана шансов не было. То есть, реинтеграция означала превращение Кокойты и его соратников в политические трупы. Как минимум.

    Поэтому, по мере ослабления сепаратизма в народе, сепаратизм в руководстве только усиливался. И сам Кокойты, и его ближайшее окружение были кровно заинтересованы в окончательном и бесповоротном отделении от Грузии. А поскольку добиться его иначе как через войну было невозможно, все силы южноосетинской государственной машины были брошены на её разжигание.

    Южноосетинское руководство не имело никаких иллюзий относительно возможности своих вооружённых формирований выстоять против регулярной грузинской армии и понимало, что без вмешательства России на счастливый исход конфликта расчитывать не приходится. Поэтому кокойтов план войны был предельно примитивен : непрерывными обстрелами вынудить грузин начать спецоперацию на территории республики, потом истерически кричать о геноциде и требовать от России срочно спасать осетинский народ, а потом, прячась за спинами российских солдат, с чувством глубокого удовлетворения провозгласить независимость.
    [​IMG]
    Россия близка к внешнеполитической изоляции.
    Усилиями путинского клана серьёзно испорчены отношения почти со всеми соседями, да и просто с цивилизованными странами. Даже близкие Путину по духу диктаторы из стран СНГ всё больше отдаляются от России, ориентируясь кто на Европу, кто на Америку, кто на Китай. Поддерживают Россию лишь «герои борьбы с империализмом», типа Чавеса, Ахмади-Нежада и хамасовских отморозков – «друзья», с которыми никакие враги не нужны.

    У России крайне неустойчивая экономика.
    Основу экономического благополучия России составляют экспортные поставки энергоносителей и металлов, а также иностранные инвестиции. Укрепить эту основу руководство России не в состоянии, поскольку его влияние на мировые цены близко к нулю, а на настроения инвесторов – скорее негативно.

    У России ворох проблем на Кавказе.
    В Чечне ядовитым грибом вырос диктатор, подчинивший всех и не подчиняющийся никому, охотно говорящий о верховенстве российских законов и ждущий лишь подходящего момента для начала новой войны за независимость.
    В Дагестане и Ингушетии война уже полыхает – там собирают кровавую жатву банды ваххабитов и «эскадроны смерти», сколоченные из российских силовиков.
    В Балкарии, Кабарде и Карачаево-Черкесии война ещё не грянула, но подготовка к ней идёт полным ходом – выдавливается русское население, ширится пропаганда радикального ислама и укрепляется террористическое подполье, питаемое не столько проповедями ваххабитов, сколько произволом силовиков и чиновников.
    И даже в Северной Осетии, которая всегда – всегда ! – была созницей России, нарастает недовольство, вызванное инспирированной московскими прокурорами «борьбой с экстремизмом», в которой врагами федеральной власти оказались родственники жертв бесланской «антитерроистической операции», не согласные с её официальной версией.

    Нанеся удар по Грузии, Россия теряет её, как союзника, если не навсегда, то на ближайшие десятилетия точно. Но это далеко не всё.
    Силовая акция против Грузии вызовет дальнейшее «отдаление» Азербайджана от России и ускорение его сближения с Европой и США, которые рассматриваются как силы, способные нейтрализовать давление России и Ирана.
    Окончательно рассорившись с Грузией, Россия, не имеющая общих границ с Арменией, теряет ещё и все наземные и воздушные коммуникации с нею. Следовательно, Армении – после начала абсолютно неизбежной войны за Карабах – ожидать помощи от России не приходится и остаётся расчитывать лишь на поддержку Турции и США.
    Таким образом, нанеся удар по Грузии, Россия выпихивает всё Закавказье в объятия тех, кого рассматривает как своих геополитических противников.

    Помимо всего прочего, военная операция в Закавказьи стоит очень больших денег. Послевоенное восстановление и покупка поддержки местного населения стоит ещё бОльших денег. Для защиты новой «республики» необходимо создание на её территории военной базы, в отсутствие которой реинтеграция состоится ближайшей зимой. Строительство, оснащение и содержание этой базы будет стоить просто бешеных денег.

    Короче говоря, поддержка южноосетинского "рывка к свободе", не дав России никаких, даже символических, преимуществ, добавляет нестабильности на Северном Кавказе, наносит колоссальный урон её экономике и резко ухудшает её геополитические позиции. Таким образом, Россия заинтересована в сохранении мира на Кавказе как никто другой – и это было предельно ясно задолго до августа 2008-го.
    Продолжение - http://sun-u-kung.livejournal.com/4255.html#cutid1
     
  3. caboomcha

    caboomcha Старожил

    ИЗБЕЖАТЬ ВОЙНЫ ? – ЛЕГКО !

    Неужели Россия, пренебрегши собственными интересами, вторглась в Южную Осетию лишь для того, чтобы продлить политическую жизнь Эдуарда Кокойты и прочих членов почтенного общества закавказских контрабандистов ? Невероятно !

    Так может, у России просто не было выбора ? Может, великая держава стала жертвой «разводки» со стороны мелкого афериста Кокойты ? Вопрос интересный, но прежде, чем искать ответы на него, следует выяснить – а была ли разводка ? Очевидно, что сам Президент республики Южная Осетия Эдуард Кокойты не подползал во тьме ночной к грузинским сёлам и не палил из автомата по освещённым окнам. Он принимал решения и отдавал приказы. Кому же он их отдавал ? Премьеру и силовым министрам. А кто летом 2008-го премьер и силовые министры Южной Осетии ?

    Премьер-министр ЮО – Юрий Морозов, бывший коммерческий директор ООО «Курская топливная компания».
    Секретарь Совета безопасности ЮО – Анатолий Баранкевич, до 2006 года министр обороны ЮО, до того заместитель военного комиссара Ставропольского края.
    Министр обороны ЮО – Василий Лунёв, бывший военный комиссар г. Перми.
    Министр внутренних дел – Михаил Миндзаев, бывший работник аппарата МВД Северной Осетии.
    Председатель КГБ ЮО – Анатолий Баранов, бывший начальник управления ФСБ по Мордовии.

    Все, кроме осетина Миндзаева, – русские. Все – граждане Российской Федерации. Как называть правительство страны, если все – ВСЕ ! – ключевые посты в нём занимают граждане другой страны ? Это даже не марионеточное правительство – скорее, оккупационное… Впрочем, ярлыки не важны. Важнее понять, чьи интересы защищает ТАКОЕ правительство и чьи приказы оно выполняет.

    Совершенно невероятно, чтобы начальник управления ФСБ российского региона добровольно, без согласования с московским руководством, ушёл в отставку и отправился рулить спецслужбой далёкого, нищего и никем не признанного квазигосударственного образования. Гораздо более правдоподобным выглядит предположение, что указанный персонаж был направлен к новому месту службы приказом из Москвы (а кто ещё может приказать главному особисту субъекта федерации ?). Разумеется, он остался «в кадрах» ФСБ, а его «интернациональный долг» был оформлен заграничной командировкой с большими дополнительными выплатами и ускоренной выслугой.

    Невозможно представить, что Кокойты, испытывая жестокий кадровый голод, рыскал по российским регионам в поисках подходящих кандидатур на вакантные места южноосетинских силовиков. Очевидно, эти люди были приставлены к нему московскими кураторами, и он вынужден был согласиться на их присутствие и руководство в обмен на поддержку со стороны «великого северного соседа».

    При таком раскладе странно даже задаваться вопросом о том кто кем управлял – президент правительством или правительство президентом. Хвост не виляет собакой – Кокойты не командовал своими силовиками, а был вынужден выполнять приказы московских кураторов, которые эти силовики ему передавали (и принимать как данность итоги выполнения тех приказов, которые ему передать не соизволили).

    Если все силовые структуры находятся под контролем Москвы, то начинать войну без её приказа просто некому. Если найдутся некие формирования, подчиняющиеся лично Кокойты и готовые начать несанкционированную войну, они всяко не смогут воевать в течение недели – их действия будут очень быстро пресечены структурами, подконтрольными московским ставленникам. Но даже если представить, что ВСЕ силовые структуры ЮО вдруг вышли из-под российского контроля и по приказу Кокойты ринулись в бой, их активность могла быть остановлена одним телефонным звонком из Кремля – звонком, которым какой-нибудь клерк из Администрации Президента РФ уведомил бы президента ЮО о том, что Россия не будет вмешиваться в войну, начатую без её санкции. Можно не сомневаться, что перспектива остаться с Грузией один на один мгновенно сделала бы из Кокойты самого пламенного пацифиста.

    Но может быть, война разгорелась не из-за «осетинских» силовиков, а из-за упорства грузинской стороны ? Представим, что грузины решили использовать какую-нибудь рутинную перестрелку как casus belli, ввели войска, и России уже не оставалось ничего иного, как начинать «принуждение к миру» с использованием армии, авиации и флота – может такое быть ? Нет, не может.

    Как уже отмечалось выше, руководство Грузии не стремилось к большой войне, просто потому, что прекрасно осознавало неспособность грузинской армии противостоять Вооружённым силам РФ. Нет никакого сомнения, что наступательный порыв грузин мог быть одномоментно рассеян без остатка российским ультиматумом. Достаточно было утром 8-го августа вызвать в МИД грузинского посла и в изысканных выражениях, присущих российской дипломатии (вспомним пресловутый разговор Лаврова с Миллибендом), уведомить его о том, что если до полуночи грузинские ВС не уберутся с территории ЮО, Россия прибегнет к силовому вмешательству, включающему морскую и воздушную блокаду, бомбардировки и ракетные обстрелы мест расположения грузинских ВС и объектов инфраструктуры, а также вторжение российских войск на грузинскую территорию и её оккупацию в течение неопределённого времени. А потом направить российского посла в Тбилиси в грузинский МИД и указанное уведомление продублировать. Можно не сомневаться, что условия ультиматума были бы выполнены. Скорей всего, досрочно.

    Когда хотят решить дело миром, вооружённое вмешательство оттягивают до самой последней крайности. Солана уговаривал Милошевича около полугода. Клинтон и Буш уламывали Саддама почти 10 лет. Российское руководство с грузинами вообще не разговаривало – бомбить начали сразу…
    [​IMG]
    Итак, российское руководство, имея чрезвычайно эффективные инструменты давления на каждую из сторон, могло не только остановить военные действия в любой момент, но и просто не допустить их начала. Вместо этого, оно бережно и аккуратно раздувало военный конфликт, подталкивая к войне своего союзника и тщательно избегая каких-либо действий, способных остановить противника. А когда, наконец, полыхнуло, с энтузиазмом, достойными лучшего применения, влезло в войну, которую могло легко предотвратить.


    КТО МОГ НАЧАТЬ ?

    Итак, Россия раздула войну, которая объективно вредна для неё, с какой стороны ни посмотри. Колоссальный экономический ущерб, ухудшение имиджа, полная «потеря» Закавказья, гибель сотен людей со всех сторон – зачем ?

    Очевидно, что если руководство инициирует войну, которая не просто не нужна, но заведомо вредна государству, то его действия могут быть рационально объяснены лишь наличием существенных расхождений между интересами этого государства и этого руководства. Но «руководство» – это обобщённое название довольно значительной группы персон, каждая из которых имеет свои, несколько отличающиеся от других, интересы. Поэтому искать инициатора войны посредством рассмотрения интересов каждого из представителей правящего клана – дело, хоть и захватывающее, но чрезвычайно трудоёмкое. Гораздо проще начать с выяснения того, кто в России МОЖЕТ начать войну ? – кто располагает соответствующими силами и полномочиями ?

    Таковых – сильных и полномочных – обнаруживается трое : президент РФ Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ Владимир Путин и президент Чечни Рамзан Кадыров. Первые двое имеют в своём распоряжении Вооружённые силы РФ, а третий – личную армию, имеющую в своём составе от 3 до 4 тысяч солдат и офицеров и несколько десятков единиц бронетехники. Но поскольку «кадыровцы» в боевых действиях в Южной Осетии замечены не были, рассматривать кандидатуру Кадырова на роль инициатора войны бессмысленно. Остаются лишь Путин да Медведев.

    В условиях авторитарной власти, когда политическая жизнь низведена до уровня театра марионеток, сила того или иного члена правящего клана обычно определяется не личными качествами, не народной любовью, и даже, как ни странно, не благосклонностью вожака. Это всё вторичные факторы, влияние которых ничтожно. Самым значимым, а подчас и единственным фактором, определяющим силу политика, является мощь стоящей за ним группировки. Как писал Виктор Суворов, «каждый, кто рвался наверх, формировал свою группу, которую тянул за собой. Один налегке карабкается по отвесной стене, вбивая крючья. Группа страхует его. Потом по проложенному пути, по спущенной сверху верёвке, поднимается вверх группа, закрепляется, а лидер карабкается выше… Чем сильнее и сплочённее группа, тем выше поднимается лидер, тем выше тянет за собой группу». Однако, иногда обстоятельства складываются так, что на самом верху оказывается одиночка.

    Почему Путин избрал президентом не Иванова, не Якунина, не Собянина, не Зубкова, а именно Медведева ? Некоторые остряки утверждают, что комплексующий из-за своего роста Путин остановил свой выбор на Медведеве просто потому, что тот – единственный из путинского окружения, на кого он может смотреть сверху вниз. Разумеется, это не более чем шутка. В действительности, выбор Путина определялся вовсе не ростом, возрастом, умом или телегеничностью потенциального преемника.

    Перед Путиным стояла задача : уйти, чтобы остаться – покинуть пост Президента, но сохранить всю полноту власти. Решением должно было стать появление преемника, напрочь лишённого самостоятельности вследствие отсутствия собственного клана. Медведев, в отличие от прочих «претендентов», соответствовал указанному критерию полностью. Почти всю жизнь проработавши под крылом Путина, он просто-напросто не имел собственной команды – ему негде и некогда было её формировать. Без «своих» кадров, президент Медведев навсегда обречён работать с теми, что достались ему в наследство от предыдущего президента – теми, что привыкли видеть хозяином Путина и готовы, как и прежде, выполнять его указания. Положение усугубляется тем, что сам Путин, покинув президентский пост, не ушёл из политики, а всего лишь сместился, причём даже не понятно – по вертикали или по горизонтали.

    Не имея возможности опереться ни на поддержку избирателей, ни на мощь собственного клана, Медведев хоть и перестал быть подчинённым Путина формально, в действительности остаётся полностью от него зависимым. Как следствие, он не имеет возможности предпринимать какие-либо действия, не санкционированные Путиным. Путин же в своих действиях совершенно свободен.

    Таким образом, Медведеву для начала войны необходимо иметь согласие Путина. Путину же достаточно лишь собственного желания. Следовательно, война была развязана или совместным решением Путина и Медведева, или Путиным единолично.


    ИНТЕРЕС МЕДВЕДЕВА
    [​IMG]
    Размышляя об интересе Медведева, многие пускаются в рассуждения о «маленькой победоносной войне», проводя параллели со второй чеченской войной, начатой Путиным осенью 1999-го. Ситуации, однако, разнятся столь сильно, что такие параллели предсталяются совершенно неправомерными.

    В августе 1999-го, когда принималось решение о начале второй чеченской, Россия была ещё вполне демократической страной с несколькими центрами влияния, нелояльным Президенту парламентом (летом 1999-го была предпринята очередная попытка импичмента) и избирательной системой, не гарантирующей нужного результата за счёт одного лишь административного ресурса. Путин был четвёртым за последние 2 года премьером с мутным чекистским прошлым и рейтингом узнаваемости на уровне 7%. Ельцину, терявшему способность управлять страной – как из-за проблем со здоровьем, так вследствие затяжных периодов «работы с документами» на подмосковной даче – позарез был нужен какой-нибудь трюк, способный обеспечить быстрый рост авторитета Путина с тем, чтобы можно было провести его через выборы и законным образом передать власть. «Маленькая победоносная война» против давно всем осточертевших чеченских беспредельщиков подошла как нельзя лучше.

    К лету 2008-го, когда принималось решение о начале первой грузинской, Россия стала вполне авторитарной страной с декоративной политической жизнью, парламентом – «не местом для дискуссий» и совковой выборной системой. Вдобавок, к этому времени Медведев УЖЕ стал Президентом РФ, набрав более двух третей голосов в первом же туре выборов. У него не было никакой нужды устраивать войну ради повышения рейтинга – во-первых, до выборов ещё почти 4 года, во-вторых, существующая выборная система гарантирует любой наперед заданный результат, то есть рейтинг не важен в принципе.

    Более того, уже давно стало очевидным, что усилиями путинской команды страна загнана в тупик, и без проведения радикальных реформ не только её благополучие, но и само существование находятся в недопустимой зависимости от мировых цен на энергоносители. А для проведения реформ необходима стабильность и внутри страны, и вовне. Кроме того, война наносила ощутимый ущерб лелеемому Медведевым имиджу либерала, демократа, англофила и поклонника «Deep Purple».

    Короче говоря, интересы лично Медведева совпадали с интересами России – война не сулила ему совершенно никаких выгод, но могла принести уйму неприятностей. Соответственно, он никак не мог стать её инициатором.
     
  4. caboomcha

    caboomcha Старожил

    ИНТЕРЕС ПУТИНА
    [​IMG]
    Итак, война была развязана лично Путиным. Остаётся выяснить, для чего она ему понадобилось.

    Путин не мог, подобно Ельцину, просто передать власть преемнику и уйти из политики. Даже если бы ему удалось избежать уголовного преследования за содеянное на посту Президента, соблюсти свои экономические интересы он был бы не в состоянии – новая власть не только изменила бы направления финансовых потоков, но и наверняка прошлась бы по закромам банка «Россия», сумела бы разобраться со структурой собственности Газпрома и его «дочек», найти таинственных бенефициаров из числа совладельцев компании Gunvor и ещё много чего… То есть, по интересам Путина был бы нанесён сильнейший удар внутри страны.

    С другой стороны, он не мог и остаться Президентом – весь цивилизованный мир немедленно возопил бы об окончательном возврате России к диктатуре, следствием чего стала бы утрата возможности появляться «в лучших домах Европы», что для Путина представляет немалую ценность само по себе. Но этим бы не ограничилось – наезды на аффилированные с президентской властью компании, те же Gunvor и Газпром, стали бы неизбежны. То есть, экономические интересы Путина снова оказались бы под ударом, на сей раз из-за рубежа.

    Сделав Президентом полностью контролируемого Медведева, Путин сумел просочиться между Сциллой и Харибдой – покинул пост Президента, но сохранил всю полноту власти. Однако, решение одной проблемы тут же породило другую : как сохранить контроль над Медведевым ? Достаточно очевидно, что при наличии хоть каких-нибудь амбиций – а у него, скорей всего есть амбиции – Медведев будет обретать всё бОльшую самостоятельность. И воспрепятствовать этому, оставаясь в рамках приличий, невозможно. Итак, вновь в полный рост встаёт извечный вопрос – что делать ? Сделать можно много чего, однако всё бесконечное обилие вариантов неизбежно базируется на одном из двух принципиальных подходов : кнут или пряник – запугивание или подкуп.

    Подкуп, ясное дело, – не решение. Во-первых, просто жалко денег. Во-вторых, никаких гарантий : сегодня заплатишь миллиард, завтра потребуют десять – и получится всё та же конфискация. Хоть и в рассрочку.

    Остаётся запугивание. Чем можно запугать Президента сверхдержавы ? Только грядущей ответственностью за преступления. А что делать, коли он не совершал преступлений в прошлом и не проявляет никакой склонности к их совершению в будущем ? Создавать ситуации, оказываясь в которых, он – по тем или иным причинам – не сможет уклониться от участия в преступных действиях.

    Первой ситуацией такого рода оказалось подведение итогов президентских выборов. От предшествовавших парламентских они отличались гораздо меньшим накалом официозной истерики и несравнимо большим масштабом фальсификаций. Независимые наблюдатели с удивлением отмечали, что – опять же, в отличие от предыдущих выборов – власть действовала не просто беззастенчиво, а демонстративно, практически не заботясь даже о видимости соблюдения законности.

    Зачем же нужны были все эти грубые подтасовки, если Медведев, выглядевший на фоне прочих кандидатов весьма привлекательно, имел превосходные шансы на победу без всяких грязных трюков ? Победив честно, Медведев обретал легитимность и получал возможность в дальнейшем предпринимать те или иные действия, опираясь на поддержку народа. То есть, его зависимость от Путина опасно снижалась. Разумеется, Путина такое развитие событий не устраивало категорически.

    Путину была необходима не просто «грязная», а очень «грязная» победа Медведева, да ещё добытая так, чтобы грязь была максимально заметна, чтобы никто не счёл Медведева незапятнанным. Организуя массовые фальсификации и ничуть не препятствуя распространению информации о них, Путин не только делал Медведева соучастником преступления, но и оповещал об этом всю Россию и весь мир.

    В итоге легитимность Медведева, как Президента, оказалась подорваной, а сам он не только лишён поддержки народа, но и представляет собой удобный объект шантажа – возглавляемая премьером Путиным исполнительная власть имеет возможность в любой момент инициировать расследование «допущеных нарушений» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как следствие, для Медведева результатом победы на выборах стало резкое усиление зависимости от Путина.

    Теоретически, Медведев имел возможность отказаться от ТАКОЙ победы и потребовать честных выборов, но вероятность такого шага была ничтожна. Заявить о фальсификациях значило принародно плюнуть в чистую чекистскую руку Большого Брата, что для Медведева было совершенно невозможным чисто психологически. Кроме того, отказавшись участвовать в выборном фарсе на предложенных условиях, Медведев просто-напросто оказался бы выкинутым из клана, а на его место был бы поставлен кто-нибудь более покладистый.

    Таким образом, Медведев оказался в ситуации, в шахматах называемой «цугцванг» – когда любой ход ведёт лишь к ухудшению позиции : отказ от условий Путина означал мгновенную политическую смерть, а их принятие – колоссальный ущерб репутации и снижение шансов на обретение независимости. И это было только начало…

    Лишив Медведева поддержки внутри страны, Путин озаботился его изоляцией на международной арене. В самом деле, если не принять мер, Медведев будет ездить по миру и на равных общаться с приличными людьми – один ! без сопровождения !! без контроля !!! Собеседники же наверняка будут объяснять ему, что такое демократия, а он и так в этом вопросе не стоек. А то ещё подначивать возьмутся : «Кто Вы, мистер Медведев ? – тварь дрожащая или ?...» И чего от него ждать после этого ? Вон Горбачёв – покатался по Европам, да и устроил перестройку. А Путину перестройка зачем? Ему перестройка ни к чему – ещё ж столько бабок непопиленных !!! В общем, совершенно необходимо сделать Медведева неприкасаемым – чтоб приличные люди и его в гости не звали, и сами в Москву не ездили.

    Как показывает опыт, чтобы стать неприкасаемым в сообществе цивилизованных государств, наилучшим образом подходит небольшая агрессивная война : можно вспомнить, как после нападения на Польшу и Финляндию из Лиги наций были изгнаны братья-разбойники Германия и Советский Союз, можно вспомнить блокаду Ирака после оккупации Кувейта… Разумеется, современная Россия – это не СССР образца 1939-го и не Ирак 1991-го – что бы ни отмочили её вожди, из ООН она не вылетит и в блокаде не окажется. Зато сами вожди гарантированно будут отнесены к категории «опасных идиотов», с которыми невозможно никакое конструктивное взаимодействие, кроме отношений по схеме «нефть в обмен на продовольствие».

    Приняв решение о «маленькой смертоносной войне», остаётся выбрать цель. За годы своего президентства Путин ухудшил отношения со всеми соседями России, кроме Китая и Финляндии, так что, казалось бы, было из чего выбирать. Однако, при ближайшем рассмотрении выбор оказывался совсем не широк. У одних (Турция, страны Балтии) за плечами маячит НАТО, у других (Япония, Азербайджан) – США, у третьих (Монголия, Казахстан) – Китай. В качестве объекта агрессии хорошо подходит Белоруссия – маленькая, под боком, покровителей нет – но тамошний режим таков, что его падение цивилизованный мир встретит скорее аплодисментами, нежели протестующими воплями.

    Остаются Украина и Грузия. В обеих странах расколото общество, в обеих нестабильна экономика, в обеих уже есть плацдармы : на Украине – Крым, в Грузии – Абхазия с Южной Осетией. А главное, обе страны хоть и пользуются поддержкой Запада, но поддержка это такова, что любому ясно : крику будет много, а реальной помощи – никакой. Именно то, что надо.

    Однако, Украина уж больно велика – и по территории, и по численности населения. И военная промышленность там развита. Так что маленькой войной не обойтись – будет война большая. И не ясно, чем кончится… Стало быть, Грузия.

    Обкатка «осетинского варианта» войны шла далеко не первый год. Каждое лето – в полном соответствии с вышеописанным географическим фактором – в Южной Осетии случалось сезонное обострение сепаратизма. В Цхинвале звучали грозные речи, по республике мотались туда-сюда группы вооружённых людей, кое-где постреливали и даже взрывали. Полыхнуть могло в любой момент. Но расходовать впустую такой ценный ресурс, как национальный конфликт, было бы в высшей степени неразумно. Поэтому из Москвы каждый раз звучало : «Рано… рано… рано…». Тяга к независимости слабела, сепаратизм увядал, а после закрытия Транскама и вовсе впадал в анабиоз. Но лишь для того, чтобы по весне вновь ожить и к середине лета расцвести махровым цветом.

    И вот в конце июля 2008-го знакомый голос ласково шепнул : «Пора». Началась война, не нужная ни Осетии, ни Грузии, ни России – война, направленная вовсе не на спасение закавказских осетин и не на защиту их свободы и независимости. Началась война, имеющая совершенно конкретную цель – дискредитировать нового Президента России в глазах цивилизованного мира.


    ИТОГИ

    Итак, что получила Россия, помимо колоссального репутационного ущерба ? Получила она ещё два дотационных региона – Абхазию и Южную Осетию. Причём, если Абхазия имеет хоть какие-то собственные доходы – туризм, мандарины – то Южная Осетия не имеет НИЧЕГО. Она целиком, всеми своими 70 тысячами человек, садится на шею российских налогоплательщиков. Но это далеко не самое страшное.

    Нет никакого сомнения, что грузины стремятся взять реванш – это уже стало навязчивой национальной идеей. Очевидно, что самим, без помощи России, осетинам не устоять, а зимой эту помощь Россия не сможет предоставить чисто физически. То есть, Россия вынуждена строить в Южной Осетии военную базу, на которой предстоит разместить не менее полка истребителей-бомбардировщиков и штурмовиков, танковый полк, 2-3 полка мотострелков и несколько дивизионов ПВО. Создание базы потребует обустройства территории, прокладки дорог, сооружения долговременных огневых точек, строительства взлётно-посадочной полосы, ангаров, казарм, дизель-электростанций, складов и многое, многое другое. Потом надо перебросить технику и личный состав, завезти десятки тысяч тонн горючего, оружия, боеприпасов, продовольствия, амуниции… И всё это предстоит проделать до наступления зимы – за один месяц. Что, очевидно, невозможно. То есть, вероятность потери Южной Осетии, причём в самое ближайшее время, чрезвычайно высока.

    Ни для кого не секрет, что положение на Северном Кавказе – просто аховое. Тамошние территории либо слабо контролируются федеральными властями (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Дагестан), либо не контролируются вообще (Чечня, Ингушетия). Повсеместно звучит проповедь радикального ислама и укрепляется ваххабитское подполье, выбирающее момент для выхода на поверхность. Нет никакого сомнения, что потеря Южной Осетии будет однозначно истолковано простодушными ваххабитами как признак фатального ослабления России и сигнал ко всеобщему выступлению. Тут уж полыхнёт не только Кабарда с Ингушетией – полыхнёт весь Северный Кавказ. Разом. И это будет взрыв такой силы, какой Россия может и не пережить…


    Таким образом, сегодня можно констатировать, что усилиями Путина и его окружения
    Северный Кавказ превращён в чудовищной мощности мину, взрыв которой может разнести Российскую Федерацию вдребезги ;
    дистанционный взрыватель от этой мины вручён Михаилу Саакашвили, и если Михаил Саакашвили решит этим взрывателем воспользоваться, остановить его будет просто нечем.
    Когда-нибудь, когда путинский режим канет в небытие, станут доступны документы, и мы узнаем КАК готовилась и запускалась Пятидневная война. Но чтобы понять ЗАЧЕМ она была развязана, не нужны ни стенограммы совершенно секретных совещаний, ни «шифровки из центра» – достаточно отбросить пропагандистский сор и бесстрастно сопоставить голые факты.

    Понимание же истинных целей власти не только сделает её действия предсказуемыми, но и заставит каждого россиянина задаться вопросом – а нужна ли лично ему ТАКАЯ власть ?
    http://sun-u-kung.livejournal.com/4255.html#cutid1
     
  5. loverangler

    loverangler Завсегдатай

    Помедленее пожалуйста, я записываю!:icon_lol:
     
  6. КВН

    КВН Завсегдатай

    ...Понимание же истинных целей власти не только сделает её действия предсказуемыми, но и заставит каждого россиянина задаться вопросом – а нужна ли лично ему ТАКАЯ власть ?....

    А какую нам предлагают взамен ? Об этом ни слова ... :)
     
  7. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Взамен? Это словоблудие...
    Во первых, не этих выкрестов, бывших партийных функционеров. Люстрация - вот что нужно.
     

Similar Threads
  1. caboomcha
    Ответов:
    2
    Просмотров:
    1.523
  2. caboomcha
    Ответов:
    23
    Просмотров:
    4.898
  3. Wilson
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    707
  4. Анцифер
    Ответов:
    4
    Просмотров:
    1.737
  5. Vita
    Ответов:
    6
    Просмотров:
    1.938
Загрузка...
Загрузка...