1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Ляля Брынза про новый год...

Тема в разделе "Литкружок", создана пользователем caboomcha, 25 ноя 2008.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    про новый год
    Я всю жизнь, начиная лет эдак с пяти, мечтала встретить Новый Год одна. Одинешенька. Слышите! Одна! И так, как я хочу, а не как положено.

    Начиная лет эдак с пяти я мечтала хоть разик встретить Новый Год без мам, пап, гостей, песен, плясок, шуток, прибауток, голубого огонька, курантов, президента, фильма "с легким паром" , песен праёлачку и шампанского.

    В детстве мечта эта была такая неоформившаяся, мутная, но помню, что необходимость наряжаться снежинкой и читать стихотворение про "пидараса горбатого дедушку мороза" в его ложной приличной интерпретации доводило меня до унылых желудочных колик. Слава богу, меня укладывали спать сразу после бом-бом-бом- и так далее до двенадцати раз, а там я уже могла тихо лежать, смотреть в потолок и считать проезжающие мимо машины по количеству потолочно-мелькающих теней.

    В возрасте подростковом я, помнится, переживала что вынуждена сидеть за новогодним столом с родителями, вместо того, чтобы пойти гулять по снежным холодным улицам... одна. Мне казалось, что я теряю своё персональное чудо, просиживая его на старом стуле и пережевывая пресный горошек.

    В студенчестве было еще хуже. Встречать "самый удивительный праздник в году" не в компании означало признать статус неудачницы, уродины и никому не интересного человека. Поэтому я шла с друзьями туда, куда идти вовсе не хотела, пила и ела то, от чего тошнило, танцевала и целовалась с тем, кто не нравился... Зато статус держала на высоте и еще год хвасталась направо и налево, что "всегда нарасхват" и до самого 31 декабря не знаю с кем встретить НГ и как не обидеть остальных.

    Вот это "нарасхват" меня преследовало долго и яростно, как стадо бизонов. А надо сказать, что человек я слабовольный и жалостливый, и если кто-то настойчиво просит - я, скорее всего, соглашусь. Вот и соглашалась. И снова куранты, и шампанское, и мордой в салат оливье...

    Кстати, против салата, я ничего не имею. Я, собственно, и мечтала всегда настругать таз салата, сесть с ногами и с тазом в кресло, поглядеть фильм - не "с легким паром" , почитать книжку и лечь спать тогда, когда захочу, а не после двенадцати. Да! Лет эдак с 25ти я мечтала именно в этой последовательности: салат, кино, книжка, спать... Но все мои друзья, знакомые, а также мужья отчего-то были привержены традиционным способам новогодовстречанья.

    И вот однажды... Однажды! Однажды. В перерыве между замужествами. Лет шесть назад... Я решила: всё! я это сделаю! надоели! я сломаю этот бесконечный цикл идиотских новых годов! И я наврала одним, что иду с другими. Другим, что иду с третьими. Третьим, что вышла замуж. Тому, кто звал замуж сказала, что еду к родителям. Родителям наврала, что еду в Испанию. Испании наврала... Кстати, Испании как раз было пофиг...

    В девять я спокойно, не торопясь, поглядывая одним глазом какой-то приличный французский фильм, купленный с утра, я нарезала килограммов пять "оливье". Потом спокойно, зевая, достала полбутылочки вина. Потом спокойно, не переодеваясь в мини юбки, шпильки и чулки в сеточку, а как есть в пижаме, залезла в это кресло. А да. Я еще масочку сделала какую-то. Взяла таз салата, книжечку, ложечку. И начала есть, пить, читать и ждать, когда нагрянет мой новогодний сон.

    Мне было так блаженно, так спокойно и так счастливо, что я даже улыбалась сама себе и напевала "все стало вокруууг голубым и зеленыыыым" . Потом, когда вино было допито, салат на половину уничтожен (ага. я помногу жру), а книжечка дочитана, я поняла что мягко сваливаюсь в дрёму. И вот я сытая, в пижаме, вся тёплая и счастливая ложусь в свою чистенькую свежезастеленную кроватку... Вскользь смотрю на часы - там полдвенадцатого...

    Звонок в дверь! Долгий! Раз-ры-ва-ю-щий-мозг! Я забиваюсь под одеяло, осознавая что что-то происходит дурное. Звонок не умолкает...

    - Открывай! Мы видели через окно, что ты дома. Я чувствовал, что ты одна и тебе плохо. Поэтому пришел и привел толпу классных ребят. Открывай. Или я выбью дверь. Я не оставлю тебя одну! - С ужасом я узнала голос Лехи, своего тогда весьма-потенциального бойфренда.

    "Пиляд", - прошептала я, надеясь еще переждать форсмажор. Но надежда эта была очень никакущая, потому что надо знать Леху. Леха настойчив как осёл, особенно когда выпьет. Я пихала и пихала бошку под подушку, Леха звонил и звонил, не переставая. Он действительно думал, что я тут вся уже в петле и со вскрытыми венами. Дебил.

    Короче, пришлось вставать и впускать Леху и еще пять мне незнакомых мужиков. Мужики притащили шум, грязь, шампанского, еды и забрали с собой всё очарование моего долгожданного одинокого Нового Года. Я ненавидела Леху и мужиков, но Лехины глаза, полные гордости за то, что он "почуствовал что мне плохо" и меня спас он "постыдного одиночества на Новый год", удерживали меня от посыла всех нахуй. Главное, что посылай - не посылай разницы никакой - мой праздник был испорчен напрочь.

    Я пила кислое чужое шампанское и думала, что надо, наверное, переодеться. А то мужики все при параде, а я в пижамке с малиновыми котегами на сиськах. Нехорошо. Пошла. Переоделась. Обнаружила на кухне еще одного мужика, который ловко обрабатывал какую то огромную рыбу и намеревался её запечь в моей духовке.

    - А подружки у тебя есть? - спросил этот рыбий мужик уже после того, как мы послушали президента и выпили за всякое там счастье и процветание. - А то нам скучно.
    - Есть, - вздохнула я. И позвонила в компанию из пяти грустных девчонок, которые услыхав что я "не улетела в испанию", зато нашла кучу свободных мужиков, немедленно ломанули ко мне.

    С утра было много немытой посуды, больная голова, съеденный мой салат и какие-то люди, разбросанные по квартире тут и там. Был Лёха, который нудил и требовал ответной любви. И была моя печаль, за так и неслучившийся праздник.

    - Хорошо погуляли! Ну, мы пойдем. - сказал "рыбий" мужик, прощаясь. Часов в шесть вечера сказал. И приобнял Наташку за талию.

    Они ушли. Потом потянулись остальные. Леха остался последним. Мялся на половичке. Чего-то, наверное, хотел.
    - Ну я пойду, - промямлил он.
    - Ага, - хмуро кивнула я- Иди уже давай. Мне еще убираться.
    - Это... Типа с новым счастьем.Слушай, а хочешь я останусь? Помогу. А потом к кому-нибудь в гости пойдем. У меня тут приятель неподалеку...
    - Аааааааааааааааааааа! Леха! Иди отсюда! Прочь! Вон! Вон! Навсегда!

    Я орала, как ненормальная. А Леха стоял опешивший. Скажи я ему "нахуй, Леха", он бы так не офигел. А я в этот свой вопль вкладывала многолетнюю обиду за мой и только мой "новый год". За лучший праздник в году, который я никогда и ни с кем не хотела делить, и всегда делила.

    А вообще, если уж честно, рада я. Радая я, что всегда в моей жизни был, есть и , надеюсь, будет кто-то, кто не оставит меня одну на Новый год. Ведь не оставите же, правда?
    http://la-la-brynza.livejournal.com/407997.html
     
  2. caboomcha

    caboomcha Старожил

    продолжение новогоднего банкета
    Первый мой Новый Год в Турции я ждала очень сильно. Это для меня было что-то вроде спасительного островка. Что-то нормальное и привычное внутри незнакомого (я тогда там всего месяца четыре-пять пробыла) пугающего мира. Все эти чужие реалии, которые толпились вокруг меня, давили, уничтожали своей непререкаемой уместностью, мешали дышать, обязаны были отступить ровно в двенадцать с 31 декабря на 1е января. Я в это верила.

    Я верила в Новый Год. Потому что Новый Год это вечное и незыблемое. То что есть везде и всегда. И в Стамбуле, и в Шанхае и в Москве.

    Вот, думала я, я буду пить шампанское и жевать горошек, словно всегда. И весь мир будет пить шампанское и жевать горошек.

    Ну, разумеется, я знала что далеко не весь мир прется от полусладкого и вареной картошки под майонезом. Но мой-то, мой московский далёкий мир прется!. И в эту ночь на 1е января, отпивая глоток шипучки и ковыряя вилкой в салате, я буду снова как-будто дома, вместе со всеми.

    Как раз в тот НГ вопрос одинокого-неодинокого встречания меня беспокоил меньше всего. Больше всего меня тревожило то, где я найду а) вареную колбасу, б)сметану, которую я обычно добавляю в салатную заправку, г) настоящее советское шампанское д) ёлку е) снег.

    31го утром я решила, что это не так уж важно. Что курица, просто майонез и местное шампанское странного цвета и вкуса меня вполне устроит. Вместо елки вполне пойдет можжевеловый букетик, что я неделю назад приобрела в лавчонке напротив, а снег... Да и хрен с ним, со снегом!

    Плохо было то, что мы тогда 31 го работали. Полный день, между прочим. Потому что, что русскому Новый Год, турку всего лишь повод выпить чашку пива. Я про среднестатистических турков, потому как бывают шалуны, похлеще нас новогодье отмечающие, а бывают и такие, что при виде игрушечного дед-мороза плюются и шепчут слово "шейтан".

    Отвлеклась. Так вот я позвонила своему туркомужу и озвучила ему перечень необходимых продуктов. Отработав, добралась до дома, привела холл в порядок, воткнула можжевелочку в вазочку и стала ждать прибытие "праздничного стола".

    - Слушай, я пива купил. Ну его - шампанское это. Оно у нас плохое тут, а которое хорошее - дорогое, - с порога заявил муж.
    - Как? Как пива? - вытаращила я глаза.
    - А какая разница? - он пожал плечами и стал разуваться.

    Понимаете, да? Для него действительно разницы не было. Пиво ли? Шампанское ли? Водка ли? Он же не слышал с самого детства, как звенит новогодний хрусталь. Он же не видел ящиков с бутылками на балконе. не смахивал с холодных темно-зеленых бочков снег. Он не знает, как должна "стрелять" пробка и когда нужно разливать, чтобы успеть ровно к последнему "бомммммм".

    Я стояла, отвесив челюсть до полу, и точно знала, что человека винить нельзя. И что он ни обиды моей, ни огорчения, ни злости, ни воплей, ни слёз просто не поймёт. Мимо! Примерно так, как мне не понять его восторженных глаз при виде свежего профитроля, что подают в любимой кондитерской Ататюрка на Истикляле. Я стояла и дрожала губами (тут все должны начать дрожать губами - кто не начнет, тот бесчувственная тварь) и думала, что пропал мой Новый Год и всё тут.

    - А курицу купил? - безнадежно выдохнула я.
    - Купил! И майонеза. А яиц не купил. Не люблю я салат с яйцами. Воняет. Давай так сделаем. И огурец соленый не надо.

    Аааа! Оливье без яиц и без огурца, это, извините, какая то херня. Но он то этого не знал. Ему просто не нравилось с огурцом и яйцами.

    - Я пошла на кухню и, сглатывая слёзы, принялась резать то, что есть. И варить то, что принесли. И делать картошку фри... Как будто люди на новый год обязательно едят эту картошку...

    Мы поужинали. Чуете да? В девять вечера под новый год мы поужинали котлетами, картошкой фри и салатом оливье без яиц и огурцов. Да люди нормальные в этот час только-только за стол садятся.
    А потом я помыла посуду. В десять. Под новый год. Ага.

    А потом туркомуж достал бокалы, пиво и сел перед телевизором смотреть турецкое какое-то довольно, кстати, новогодне-выглядящее шоу. И орешки грыз. В шортах и футболке. И я тоже села. В шортах и футболке.

    И вот пока весь мир в смокингах и вечерних платьях гулял среди наряженных ёлок, пока снежок хрустел под их лакированными туфлями, пока шампанское искрилось в хрустале, а икра таяла на языках, пока вареная колбаса идеально сочеталась с вареной морковью, яйцами и солеными огурцами... я грызла орехи и пила пиво.

    Ну не ужас ли? Ужас! Ужас-ужас!

    Меж тем стрелка неумолимо близилась к одиннадцати, т.е. двенадцати по Москве, а лицо мое то и дело перекашивала гримаса душевной нестерпимой боли.

    - Ой. Что это? - туркомуж пялился куда-то в сторону закрытой двери.
    - Что?
    - Ну там, ну вон...

    Я повернулась, пригляделась, ничего не обнаружила, и собралась сообщить туркомужу, что он слепой верблюд, и тут раз...
    А на столе бутылка шампанского. И не какой-то турецкой гадости, а нашего. Блин. Полусладкого.

    - Аааа. Аткуда? - вытолкнула я из себя вместе с изумлением.
    - Атвирблюта, - сказал туркомуж и гордо (вон он как паруски то может) задрал подбородок. Нуу. Учитывая то, что минуту назад я готова была этим "вирблютом" обозвать, он вполне попал. Ну и с сюрпризам попал, че уж теперь грешить то.

    Теплое оно было правда. В холодильник поставить не догадался. Тууурок блин. Что с него взять. Но с пузырьками, как положено. И с хрустальным звоном. А "бом, бом, бом" я отбомкала сама. Туркомуж понимающе промолчал - не стал своими басурманскими "бомками" похабить святое.

    Он, оказывается, заранее какого-то мужичка нашего аэрофлотского - своего товарища попросил мне бутылочку одну отложить. Молодец. А вот с огурцами, конечно, обидел. Обидел да. И мог бы костюм надеть - не сломался бы. А то весь мир в смокингах и с огурцами, одна я , как дура.

    А пиво мы через час на турецкий НГ допили. Туркам же всё равно. Новый год это или просто так. Пивная вечеринка.
    http://la-la-brynza.livejournal.com/408316.html?mode=reply
     
  3. ася зайчик

    ася зайчик Старожил

    душевно и зачётно
     

Загрузка...