1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Мебельная скаска

Тема в разделе "Литкружок", создана пользователем caboomcha, 10 окт 2007.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Жила была семья стульев. Крепкая, мебельная семья. Михаил Степаныч Стул, Анастасия Федоровна Стул и сын их оболтус – Сенечка. Оболтус, потому как маленький и постоянно валялся где попало. А попадало обычно – под ногами у хозяев. Наткнется кто – выругается всенепременно, да к стенке Сенечку поставит. Не в смысле расстрела, а чтоб с дороги убрать. И поделом – нет чтоб, как отец с матерью, степенно у стола стоять.
    Мир у стульев обычно не ограничен одной комнатой, но в нашем случае, стулья редко бывали в соседних, в силу строгих порядков хозяев. Кочевые табуретки рассказывали, что в соседней комнате живут кровати, а во дворе так вообще - просторы необозримые. Но Михаил Степаныч высмеивал их всяко и не верил. Табуреткам вообще мало кто верит, несмотря на всю их полезность. Потому что у них спинки нет и на них нередко ногами становятся.
    Как-то вечером семья стульев наслаждалась покоем и разговаривали о том, о сем.
    Михаил Степаныч, шутки ради, пугал Анастасию Федоровну жучками-древоедами и термитами. Анастасия Федоровна пугалась очень и скрипела уморительно. Сенечка со смеху валялся по полу.

    - Добрый вечер! – заглянул в комнату Дракон – Можно к вам?
    - Нельзя! – сурово отрезал Михаил Степаныч – Вон идите отсюда. И немедленно.
    - Злые вы. Приходишь к ним, а дома и нет никого. Поужинать.. кха-кха.. поговорить не с кем! – поцыкал зубом Дракон и ушел огорченно доедать группу народных героев, которые вчера пытались избавить регион от Дракона.
    - Что ж ты, в самом-то деле, а? – неодобрила Анастасия Федоровна – Как-то не по-мебельному даже. Ни за что животное обидел.
    - А нечего! – пояснил Михаил Степаныч – Спасу нет уже от них. Развелось их уже, как микробов под крышкой унитаза. Что ни сказка – Дракон. Обязательно и всенепременно – Дракон. И с ними эльфы, орки, рыцари и тролли. И все с оружием, всенепременно. Соберутся и давай биться насмерть. А дамы им платочками машут. С балкона причем. Чепчики швыряют.

    - Бардак какой. – неодобрительно покачала спинкой Анастасия Федоровна.
    - Вечер добрый! – лязгая доспехами вошел Рыцарь – Во Славу и Во Имя!!..
    - Шлем сними! – приказным тоном скомандовал Михаил Степаныч – Вот! Вот, Настенька! Гляди на него! Ушки острые. Я говорил ведь. Эльф это.
    - Подите вон! – скомандовал с пола Сенечка и продолжил валяться со смеху.
    - Цыц! – цыкнула Анастасия Федоровна – Как ты со взрослыми разговариваешь! И ты, Михаил Степаныч, тоже при ребенке поостерегся бы примеры показывать.
    - Цыц! – цыкнул Михаил Степаныч – Не надо, душа моя, мне при посторонних замечания делать. И ребенок-то, в общем, прав. Уходите отсюда, господин Эльф-Рыцарь, пожалуйста. Здесь мирная, такая сказка.
    - А пойду-ка я отсюда. – зевнул Эльф и надел шлем – Все равно тут никого нет. Мебель только скрипит. Когда уже делать научатся мебель нормальную?...
    И ушел из комнаты. С деревьями договариваться пошел, чтоб из них мебель нескрипучая получалась.
    - Еще и нахамил. – вздохнула Анастасия Федоровна – Тоже мне Рыцарь.. Хамло какое-то.
    - Каак же – презрительно протянул Михаил Степанович – Мы ж Фэнтэзийные герои. Не абы кто. Нам без хамства – ну никак. Тьфуй.
    - Комод надутый! – хихикнул Сенечка с пола.
    - Именно! – согласился Михаил Степаныч
    - Не ругайся при родителях! – для порядка сделала замечание Анастасия Федоровна.
    Дверь опять стукнула.
    - Кого еще несет, а? Что за вечер? – возмутился Михаил Степаныч.
    В комнату вошла девочка с диковатым взглядом, огляделась, цапнула с окна грушу и попыталась ее укусить.
    - Дура! Это ж папье-маше! – вскрикнули в один голос Михаил Степаныч с Анастасией Федоровной.
    - Муляж! – засмеялся Сенечка, валяясь на полу.
    - Сенечка, не слушай ее! Закрой... Чем он там у нас слышит, а? – забеспокоился Михаил Степаныч.
    - Сенечка! Не слушай девочку! – приказала Анастасия Федоровна и ответила честно Михаилу Степанычу шепотом – Фиг его знает, чем он там слышит.
    Сенечка отключил слух. И вовремя. Потому что девочка, в этот момент смогла вытащить, увязнувшие в муляже, зубы и заматерилась страшно. Так страшно, что кукушка в часах с тех пор начала заикаться и в полночь откукукивала раз пятьдесят.
    - Ишь как чешет, а.. – восхитился даже Михаил Степаныч – Чистый Барков. Похлеще даже.
    - Что будет, Мишенька? – испугалась Анастасия Федоровна.
    - Ничего не будет. Сейчас стол увидит и за стол придет. А то ты не знаешь. – рассудительно сказал Михаил Степаныч.
    Девочка увидела стол и тарелки на нем и радостно закричала тем же страшным матом.
    - Дикие они, эти заплутавшие в лесу. – хихикнул Михаил Степаныч.
    - Миш, Миш, она к тебе идет! – предупредила Анастасия Федоровна – Смотри мне!
    - А чего я-то? Что я могу-то? – оправдывался Михаил Степаныч.
    Девочка запрыгнула на Михаила Степаныча, и заерзала на нем, поедая что-то со стола. Михаил Степаныч подозрительно заскрипел.
    - Миша!!! – закричала Анастасия Федоровна – Что ты за стул такой! Сделайся немедленно неудобным! Ишь как... Так и ждет, чтоб села на него какая-нибудь. Зря я за кресло не вышла!
    - Ну перестань, перестань... – смущенно забубнил Михаил Степаныч, становясь неудобным – Ничего подобного...
    - Знаю я тебя! – отрезала Анастасия Федоровна – О шведском гарнитуре, небось, до сих пор мечтаешь?
    Девочка тем временем почувствовала все неудобство Михаила Степаныча. Она соскочила с него и закричала:
    - Дурацкий стул! Какой болван такой делал!
    - Папа твой - болван! – обиделся Михаил Степаныч.
    - Ага. Иди сюда, иди. Змея! – прошипела Анастасия Федоровна, глядя на приближающуюся девочку – Присядь на меня, присядь. Сейчас я тебе устрою званый ужин.
    - Аааай!!! – закричала девочка, поглаживая прищемленное место – Что за мебель такая? То неудобно, то вообще щипается!
    - Бетонный пол – твоя мебель! – в один голос сказали старшие стулья.
    - Миш, Миш, она к Сенечке идет! – тревожно заголосила Анастасия Федоровна – Сенечка, стань неудобным! Сенечка!
    - Фиг там. Не услышит. – сказал Михаил Степаныч - Он же слух отключил. А все ты со своим пуританством. Чего бы он там услышал...
    - Не смей меня винить!!! – поникла Анастасия Федоровна.
    - УАУ!! – радостно закричал Сенечка – Камон, бэйб! Да! Ерзай, ерзай!! Да, детка!
    - А парнишка-то совсем уж взрослый стал. – Михаил Степаныч от смущения выглядел как стул из драгоценного красного дерева.
    - Она же сломает его! На всю жизнь сломает! – запричитала Анастасия Федоровна.
    - Какой милый и удобный стульчик! – радостно закричала девочка, раскачиваясь на Сенечке.
    - АААА! – раздалось сверху.
    - Что за... – начало было девочка, но не договорила. Потому что очень трудно закончить мысль, когда на тебя падает буфет.
    - Ну ёёё. – расстроился Сенечка, отлетевший далеко в сторону, и включил слух.
    – Где ваш такт, Исидор Кондратьевич? – обратился он к буфету – Где совесть ваша буфетская? В самый неподходящий момент...
    - Сенечка! Живой! – всхлипнула Анастасия Федоровна.
    - Я говорил, что все хорошо будет! – радовался Михаил Степаныч.
    - Где ж хорошо-то? – огорчался Сенечка.

    И только Исидор Кондратьевич Буфет с девочкой не слышали их. Девочка, возможно, потому что не понимала мебельного. Ну или потому что без сознания была.
    А Исидор Кондратьевич, потому что лежал на девочке, шептал ей всякие приятности и посыпал ее сахаром и конфетами. Странный он был. Буфеты, они вообще – странные. Чего у них внутри – никто не знает...

    Вот такой вот конец.
    А чего вы хотели? Чтоб я дал ребенка на глазах родителей сломать на всю жизнь?
     

Загрузка...