1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Пра медикоф.

Тема в разделе "Юмор", создана пользователем Yarr, 16 фев 2007.

  1. Yarr

    Yarr Старожил

    мля, это сюда, только сюда. много букф, и боян, конечно, но прочитайте до конца, уважаемые коллеги, не пожалеете. неценз поправлен.
    (http://udaff.com/creo/66786.html)

    Первый опыт хирургии
    аффтар: Пьяный хохот


    Чувство неимоверного стыда и смущения буквально с ног до головы охватывает меня, уважаемые фтыкатели, когда я вспоминаю эту историю… История грустная. Скажу более того, стыдливый пунцовый румянец прямо таки заливает мою бледную физиономию, когда я вспоминаю этого… кхм… убийцу в белом халате, этого вечно пьяного врача-педофила, уволенного со всех нах его работ, за то что он заставлял раздеваться догола молоденьких школьниц, дабы диагносцировать им сколиоз 1 степени.

    Начать хотя бы с того, что фамилия у него была - Загубинога, блять!! Нет, я понимаю, если бы такую фамилию носил представитель таких уважаемых профессий, как скажем, мясник на рынке или подковыватель (хуясе словечко) лошадей. Нет! Неразборчивая и капризная проруха-судьба избрала для него другой путь. Сан Саныч Загубинога решил посвятить свою серенькую жизнь и, весьма, скажем прямо, заурядные умственные способности служению людям. Он стал врачом-травматологом. До сих пор, стоит лишь прикрыть мои опухшие от вечного пьянства веки (я всё таки пошел по его стопам блять), я вспоминаю эти резко побледневшие и осунувшиеся щеки пациентов, когда они узнавали фамилию своего лечащего врача. Надежда на успешное исцеление прямо на глазах стремительно оставляла их, и без того, не самые здоровые лица… А впрочем не в фамилии дело.

    Чтобы не затягивать вступление, выдам фабулу рассказа сразу. Сан Саныч Загубинога пил. Вы конечно скажете, а кто щас не пьет, в наше жестокое и смутное время. Но уважаемый доктор Загубинога пил так, что моего скудного словарного запаса и богатых знаний по наркологии не хватит, что бы описать это непотребство. Он пил до самоизумления, до расходящегося косоглазия, до марширующих стройными рядами зеленых человечков и синих пузырей из ноздрей. И самое интригующее, что все эти опыты по выживанию человеческого организма в условиях алкогольной комы, он обожал проводить в рабочее время, а особенно в ночные дежурства по больнице.

    В одно из таких дежурств и приключилась эта трагическая и в какой то мере поучительная для всех будущих давателей клятвы Гиппократа история. И надо же так совпасть, что это было мое первое дежурство в качестве врача-хирурга. Я только что закончил медицинскую академию, как и положено, с синим дипломом и красной рожей и переполняемый оптимистическими мечтами о том, как мы щас со старшим коллегой Загубиногой начнем направо и налево консолидировать закрытые и открытые переломы, под крики испуганных медсестер «Доктор, мы теряем его!!!», заступил на свою первую в жизни врачебную вахту.

    Осенний дождливый вечер, часов 8. В приемном отделении областной больницы присутствуют следующие действующие лица:
    1. Подозрительно криво ухмыляющийся доктор Загубинога, видимо уже пропустивший первый нокаутирующий удар от зеленого Змия еще до начала работы.
    2. кривоногая медсестра Зинка, тема аццкой любви которой будет раскрыта в последующих крео.
    3. Инвалидное кресло-каталка, предназначенная для транспортировки временно обездвиженных пациентов, которому предначертано воссоедениться с пунктом №1 этого списка ближе к концу рассказа.
    4. Афтор данного высера, с трясущимися от волнения конечностями во всех суставах
    5,6,7,8,9,10… Перманентно поступающие пациенты, с перекошенными от боли в переломанных конечностях, рожами.
    Ну как вам сказать… Первых поступающих страдальцев мы с Загубиногой с грехом пополам в гипс упаковали. Тут нужно сделать важное лирическое отступление, что этот синий оборотень в белом халате грязно желтого цвета, каждое волшебное исцеление отмечал летальной дозой халявного этилового спирта. Для этого он с деловым видом удалялся в ординаторскую, типа для написания истории болезни, после чего возвращался к нам походкой тяжело контуженого моряка, схватившего эпилептический припадок в разгар Цусимского сражения.

    И вот когда меня уже начали терзать смутные подозрения насчет благополучного исхода нашего дежурства… Когда наше бухое медицинское светило перестало и высовывать свое синие жало из каморки-ординаторской… В приемный покой поступил ОН…

    Я с большим уважением отношусь к жизненному опыту тусующих на этом ресурсе людей. Но я готов поклясться, что вы никогда в жизни не видели ничего более выразительного, чем глаза человека, на спор засунувшего себе электрическую лампочку в рот. В этих глазах было всё: детское наивное недоумение перед жестокостью этого несправедливого мира, страх стать мычащим инвалидом, глупая надежда на самопроизвольное спасение и какой то неуместный пьяный задор. Разбавляла печальную картину обильно капавшая с цоколя лампочки на пол слюна и выразительные пассы руками, выражающие по видимому: «Вот такая херня случилась, пацаны, прикиньте?!?!» Сопровождала этого кадра компания ссущих от хохота в штаны, в сисю пьяных бритых интеллигентных ПТУшнегов.

    Интуиция мне подсказала: «Мля!! Пипец!! Многообещающая карьера накрывается тазом!! Про такое в учебниках по травматологии не пишут! Бегом за опытным камрадом Загубиногой!»

    Даже кривоногая Зинка (тема любви будет раскрыта позже) и то шары выпучила! А меня уже паника накрывает, кричу ей: «Зинка, вызывай реанимацию, мля!!», и сам мчу на подкашивающихся ногах к ординаторской, где наш подлый предатель клятвы Гиппократа уже блаженно 5й фуфырик 98градусного спирта «Колокольчиком» бодяжит.

    Влетаю в ординаторскую, с выпученными глазами и сдавленным криком «Сан Саныч, мы теряем его!!» и что я вижу… Ох, нелегко писать такое… Лежит наш Сан Саныч, наш дорогой товарищ Загубинога. На диванчик прилег. Устал исцелять души и тела, так сказать. Лежит и рылом в мою сторону не ведет. А халатик то желтый еще желтее стал. И диванчик под ним подозрительно потемнел. И задорный, звонкий звук капели с диванчика разбавляет раскатистый пьяный храп. Полная и безоговорочная победа зеленого Змия нокаутом! Без шансов отыграться! Посмертный диагноз «Пьяный энурез»..

    Я впал в легкий ступор. По научному выражаясь, просто охерел. Из этого состояния меня вывел ритмичный топот Зинкиных колесообразных ног, от которого сотрясались многовековые толстые стены старого здания. Пока наш главный врач без границ занимался увлажнением своего спального ложа, интеллигентные ПТУшнеги стали наседать на беззащитную в своей кривоногости Зиночку, грозя усугубить и без того немалый дефект ее ног, если их сообразительному большеротому товарищу немедленно не окажут помощь.

    « Ну что делать будем, Зинка, боевая ты моя подруга кривоногая?»- совсем ошалев от навалившихся проблем, спросил я.
    « Чо чо, хер через плечо»-ответствовала Зинаида (я совсем забыл упомянуть, что она выходец из совхоза «Малые бугрищи»), и устремилась в сторону инвалидного кресла-каталки, упомянутого в пункте №3 сего рассказа.
    «Грузи этого чмыря сюды»- Зинка озорно улыбнулась. Тут я решил вверить свою дальнейшую судьбу в руки этой волевой женщины и покорно переволок этого неудавшегося Рошаля в кресло-каталку.

    « Чо встал, мля, повезли доктора на прием»-продолжала нарушать субординацию младший медицинский работник. Повезли, а чего мне еще оставалось…
    И вот близится драматическая развязка этой медицинской драмы. Картина маслом блять: в приемный покой вкатываюца в порядке живой очереди следующие персонажи: врач-травматолог Загубинога, глаза которого больше всего напоминают глаза стрекозы, принявшей 3 марки LSD, и врезавшейся в столб на скорости 100 км/ч, врач-ординатор первого года с подхалимской улыбочкой, и кривоногая медсестра, морда которой вабще ничего не выражает, кроме того что ее муж 3 недели пребывает в страшном запое.

    Поступивший пострадавший, с торчащим изо рта цоколем лампочки и ожившей надеждой в глазах, бросается к торжественно вплывающему доктору с невнятным мычанием. Загубинога, собрав в кулак последние остатки трезвых сил, как можно членораздельней вопрошает: «На что жалуемся, больной?», после чего тут же обильно блюет себе на колени 5 фуфыриками спирта, бодяженного с «Колокольчиком», кусочки маринованных огурчиков «Дядя Ваня» красочно украшают мой халат, Зинкино ножное колесо и спортивные штаны фирмы «Абибас» молодых интеллигентов, и обиссиленно роняет голову. Глаза пострадавшего выражают просто неземную степень выразительности, после чего он судорожно двигает челюстями, раскусывает лампочку, изо рта начинает сочиться кровь и раздаваться душераздирающие леденящие вопли.

    В этой хлюпающей кровью какофонии я смутно различаю чиста жосткие матюги, от которых бы свернулась кровь в жилах прожжённых третьеклассниц, внезапно успокаиваюсь и говорю кривоногой Зинке: «Вызывай стоматологию и пойдем покурим. Кровотечения изо рта - не наша проблема».
    И Зинка улыбается мне своей очаровательной улыбкой доярщицы-рекордсменки и семенит своим смешным колесиком в сторону курилки. А я тоже глупо улыбаюсь, шагая за ней, и думаю: « Кажется сегодня я стал настоящим хирургом-травматологом!»
     

Загрузка...