1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Расставание и встречи

Тема в разделе "Литкружок", создана пользователем Nikolay 13, 10 июл 2009.

  1. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Сразу говорю, что это не моё. Но мне понравилось :).
    Кто автор и когда будет продолжение не знаю...
    Дождался пока несколько частей напечатали, которые и выношу на суд форумчан...
    И так начали :)
     
  2. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Первый рулон бересты.

    Ярко светит ласковое летнее солнышко. Бесконечной лентой стелется под ноги Выдропужский тракт. Его мягкая пыль нежно принимает в себя мои босые ноги. Почему босые? Да вот опять мне не повезло с покупкой. Мало того, что сапоги-скороходы ели налезли мне на ноги, так через пару часов натерли большие мозоли, потом у них и вовсе подметки отвалились. Вот и иду теперь босиком. Куда? Если бы я сам знал это. Меня послали. Точнее, послала. Моя ненаглядная Василиса Премудрая. Она мне так и сказала:
    - А не пошел бы ты Ваня….
    - Куда?
    - Не могу сказать точно, но… подальше.
    - За чем, радость моя?
    - За чем-нибудь.
    - А почему?
    - По дороге, Ванечка, по дороге. И да будет она тебе скатертью…
    И вот я иду не знамо куда, не знамо зачем. Поручение моей радости Василисушки выполняю. Иду, куда глаза глядят. А глядят они прямо в даль светлую.
    Невдалеке, низко над землей, пролетел дракон средних размеров. По окраске – из огнедышащих. Послышалось жалобной мычание и запахло жареным мясом. В животе заурчало. Это напомнило мне, что я уже давно не ел. Почти пять часов. Свои-то запасы я давно умял, но хорошо, что мир не без добрых людей. Вот вчера к вечеру я и встретил троих таких.
    Они вылезли из придорожных кустов и, мило улыбаясь, подошли ко мне.
    - Жизнь или кошелек? – спросил один из них.
    Я задумался. Ну зачем мне, спрашивается, их жизни? А вот от денег отказываются только куры, которые их, как известно, не клюют. Я так и сказал этим добрым людям. Они радостно завопили, и потрясая своими дубинками, стали приветливо похлопывать ими по моим плечам и спине. Я тоже, ради знакомства, сгреб их в объятия. Но их вид оказался обманчивым. Мужики были похлипче моих знакомых медведей и, по этому, когда я разжал объятия, мешками рухнули мне под ноги. Вспомнив, что эти добрые люди предлагали мне свои кошельки, я собрал их и, каюсь, взял грех на душу, прихватил мешок с харчами. Но вот уже почти пять часов, как этот мешок был тоже пуст.
    Одуряющий запах жареной говядины сбивал с пути. Я не стал слишком сильно ему противиться. И довольно скоро оказался неподалеку от его источника. На небольшой полянке лежала туша бычка довольно приличных размеров. И почти вся она была покрыта румяной зажаристой корочкой. Над тушей сидел двуглавый дракон цвета старой меди. Одна из голов, любовно попыхивая огоньком, довершала начатое дело. Другая, склоняясь на бок, наблюдала за действиями первой и давала ценные советы.
    - Мир и покой вам – сказал я, сглатывая слюну.
    - Ты чё, дурак? – спросила, покосившись на меня, вторая голова. Не иначе она была старшей из них.
    - А как Вы узнали?
    - На лбу написано.
    Странно. Пару дней назад я переходил небольшую речушку и в ней умылся. Неужели за это время что нарисовалось?
    - Да я типа… того. На троих предлагаю. Ваша закуска – моя выпивка – сказал, я доставая из заплечного мешка увесистую бутыль синего стекла. В ней находился особый напиток. Там булькала выгнанная одним знакомым лешим, по имени Клейн, из редкого сорта мухоморов самогонка, настоянная потом на смеси шишек и болиголова. Убойная вещь. Типа, для реальных пацанов. Крышу срывает только так. Я несколько капель ее уронил на пол в подвале. Так потом видел, как пара озверевших мышов гоняла по двору дико орущего кота. И то, что читалось у них на мордах, явно указывало на то, что Ваське скорость лучше не сбрасывать.
    - Прости, ошиблись. Присаживайся. Милости просим. Ща и закусь готова будет.
    Через пару минут мы пропустили по первой, за знакомство, и зажевали мяском. Хорошо пошло! Повторили. Потом еще… Первая голова оказалась хлипкой и быстро нарезалась в дым. То есть поникла, прикрыв глаза, и только пускала дым из ноздрей. Мы со второй продолжали осушать содержимое бутыли Клейна и, степенно поглощая бычка, вели неторопливый разговор.
    - И куда же ты, Ваня, путь держишь? – спросил меня Ведник.
    Совсем забыл сказать, что моего нового знакомого звали Ведник. Или, если по-нашему, то Ведун. То есть Знающий (от слова ведать – знать) Та голова, с которой я сейчас беседовал, звалась Правоведник. Он был умный и мудрый, как и положено настоящему Змею. Он прочел не только все Правила и Законы, но и все дополнения и комментарии к ним. А спящая – Левоведник. Как сказал собеседник, она только и знала, как бы свалить налево.
    - Да вот иду не знамо куда не знамо зачем. Такое задание дала мне одна милая моему сердцу девушка.
    - В квесте значит. Ясно. Однако, мудреное задание.
    - Так ее так и зовут – Василиса Премудрая. Типа не просто мудрая, а сверх того.
    - Ого! А у тебя похоже все в силу вкачано. И что, никакой подсказки?
    - Нуууу…. Сказала: иди по дороге… далеко. И еще скатерть упомянула.
    - Скатерть говоришь? Гм. Скатерть и дорога… Я знаю, что иногда, в очень приличных трактирах или постоялых дворах на стол стелют скатерть. Где-то там по дороге, вроде бы есть что-то такое. Вроде бы какая-то известная корчма. Сходи. Может там чем помогут.
    Я поблагодарил Ведника за совет, с тоской посмотрел на оставшиеся от бычка обглоданные кости. Вздохнул и отправился к дороге. На обочине я обернулся. Ведник, на прощание попытался помахать мне крылом. Но не смог удержать равновесия и, завалившись на бок, громко захрапел. « Ну вот, и драконы мельчают» с тоской подумал я.
    Толстая теплая пыль ласкала босые ноги. Летнее солнце медленно двигалось на закат. Под ноги ложился Выдропужский тракт. Где-то впереди ждала корчма… и неизвестность.


    По просьбе Ведника, ниже приводится рецепт Фирменной настойки лешего.
    В качестве основы используются розовые мухоморы (см. сноску). Их собирают 31 июня. Так как в этот лунный день они наиболее сочные. Собранные мухоморы укладываются в дубовый бочонок. И заливаются медом диких пчел, разведенным в пропорции 1:1 болотной водой, взятой в тихом омуте. Известно, что болотная вода аналогично дистиллированной, а изъятие ее из тихого омута обеспечивает в дальнейшем лучший контакт с чертями. Бочонок зарывается в торф и выдерживается 15 суток. После этого смесь становится «правильной» и готова в перегонке. Перегоняется на любом типе аппарата (все зависит от смекалки и мастерства). В получившийся дистиллят добавляют ольховые шишки и немного травы болиголова. Шишки устраняют желудочные расстройства после применения настойки, а болиголов – головные боли, действуя по принципу: клин клином… Настаивают три дня и три ночи (на большие ни у кого терпения не хватает), процеживают. И употребляют при желании… по мере сил и здоровья. Хорошо сочетается с любой закуской, начиная от традиционного занюхивания рукавом, до вкушения заморской баклажанной икры.

    Выписка из энциклопедии: Мухомор розовый (Amanita rubescens) или серо-розовый имеет шляпку диаметром 4—10 см, она серо-розовая, с мелкими сероватыми остатками покрывала. Розовый мухомор съедобен, хотя его редко употребляют в пищу, вероятно, из-за боязни спутать с похожими ядовитыми видами. В плодовых телах розового мухомора содержится ряд полезных веществ. Показано, например, что в них содержится около 40% полезных для человека фосфорнокислых соединений, около 5% бетаина, наличие которого известно также в корнях свеклы. На 1 кг сухой массы розового мухомора приходится 12, 8 мг витамина B1 и 12 'мг витамина В2.

    P.S. Не смотря на то, что данный напиток позволяет установить хороший контакт с чертями (особенно с зелеными), ловить их при появлении не рекомендуется. Мало того, что могут копытом не слабо засветить, так еще и очень шустрые. Своей увертливостью черти кого хочешь могут довести до белого каления. Это состояние так и называется – белая горячка.
    При настаивании можно добавить немного осиновой коры. Это чтоб напиток колом в горле не вставал. Но тогда возникает ограничение по его применению. Некоторые не смогут ее пить, а то и смотреть на нее без содрогания. Например, вампиры. Но на них можно не обращать внимания, учитывая их извращенное отношение к питию.
     
  3. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Второй рулон бересты.

    Топ – шлеп, топ – шлеп… Босые ноги весело шлепают по дорожной пыли. Хорошо прожаренная говядина, обильно пропитанная настойкой лешего, поудобнее устраивается в сыто набитом животе. Жизнь прекрасна! Светит солнце, Слегка шумит в листве деревьев и в голове игривый ветерок, поют…. птицы. Гм. Птицы? Дуновение ветерка доносит: «Без меня тебе, любимый мой, земля мала, как остров!!!», Сильный женский голос. Очень сильный. Настолько, что сидящая на ели ворона судорожно дернулась и, нервно сглотнув, заглотила здоровенный кусок сыра, который до той поры держала в клюве. От резкого движения вниз упала крупная еловая шишка, попав в широко раскрытую пасть сидящей под елью лисы. Та закашляла, выплюнула шишку и, вспоминая различными словами какого-то дедушку Крылова, всех крылатых и их родню по материнской линии, скрылась в лесу.
    С противоположной стороны на дорогу выбралась горгулья. «Без меня тебе, любимый мой, лететь с одним крылом!!!». Крыльев у нее, как и положено, было два. Но они были в довольно плачевном состоянии. И без того черные перья, точнее – их остатки, покрывал слой черной копоти и сажи. На голове была небольшая копенка соломы. Горгулья явно старалась быть похожей на свою любимую менестрельшу.
    - Привет, Ванек! У тебя живой воды случаем нету?
    - Неее. Ты ж знаешь, я похмельем не страдаю. Вот и не ношу ее с собой. Есть настойка Клейна. Хошь?
    - Ну ее. После нее опять черти явятся и начнут со всякими непотребствами приставать… «Давай в пятнашки поиграем?»… Тьфу! Делать мне больше нечего что ли, как только чертей гонять?
    - Где это тебя так? Никак кто файерболлом запустил?
    - Неее. Эт меня пламя любви опалило.
    - Да ты чё!?
    - Ахха. Встретила я тут намедни одного. Видный, башковитый. Крылья – ВО! Головы, аж две штуки. Одна правда все время в книжку уткнувшись. Зато вторая… Как увидел меня, так сразу и говорит? «Птичка ты моя!!!» И так это с жаром говорит, пламенно. А я стою, улыбаюсь, как дура, а сама вся горю… Ну когда паленым-то запахло, вторая голова от книги оторвалась, сдула с меня огонь, дала подзатыльник собрату… И они улетели. И унесли с собой мое сердце…. Вот и бреду я, Ищу свою любовь.
    - Дааа… Послушай, а дракона часом не Ведник звали?
    - Ведник. Ведник. А что?!
    - Да ничего. Вот пройдешь по этой дороге немного, и там, за вторым поворотом, на полянке, твой милый и отдыхает.
    - Ой, Ванечка! Да чтоб тебе все, что хочется всегда моглось!
    «Соединяет их сердца седой паромщик!!!» - рявкнула во всю мощь гаргулья и быстро заковыляла по дороге.
    Ох, и богата же наша Земля! И лесами, и полями, и реками…. А самое главное – у нас есть дураки и дороги! И на этих дорогах чего только не случается. И кто только не встречается.
    О новой встрече я узнал задолго до того, как она произошла. Дзынь – бряк – цок – цок, дзынь – бряк – цок – цок…. донес до меня очередной порыв ветерка. И в этом не было бы ничего необычного (сколько раз такое слышал, когда кузнец вез в телеге кучу ненужного железа), если бы при каждом дзынь или цок не содрогалась земля.
    Через какое-то время вдали что-то заблестело. И еще через некоторое время стало видно, что это здоровенный мужик, одетый во все железное, на такой же зоровенной и одетой в железо лошади. В руке он держал здоровенную и длинную жердину с металлическим наконечником. Еще на ней болталась какая-то пестрая тряпочка, скорее всего отмечавшая размеры негабаритного груза.
    - Стой, если тебе дорога твоя шкура! – загрохотал он из-под напяленной на голову железяки.
    Я остановился, так как моя шкура была мне дорога. Все таки это была не какая-нибудь, а шкура неубитого медведя. Этот медведь в наших лесах был пришлый и совершенно незнакомой масти. Но, попав к нам, начал резко буреть и вскоре стал бурее наших самых бурых. Убить его у меня не поднялась рука. Поэтому я просто снял с него шкуру и отпустил на все четыре стороны. Правда мне намекали, что я продешевил, и за свободу мог бы содрать с него семь шкур. Но я ничего не понимаю в этой…. Как уго….. юрис-пруд-деции… и решил, что мне и одной хватит.
    - Я – сэр Жант де Мбель, бывший воин нашего доблестного герцога, а ныне рыцарь, странствующий и творящий подвиги во имя….. Ну типа просто во имя… и во славу. Отвечай. Есть тут чудища или невиданные звери?!
    Я задумался. Конечно, и чудища, и игрища у нас были. Кто же не чудит, когда кипит и бурлит. Но иногда такого бывает начудишь, что на следующий день и самому вспомнить стыдно, не то что чужому рассказать. Решив промолчать о чудищах, я стал размышлять о зверях. Звери, как звери… Волки-оборотни, гаргульи, драконы – да это разве звери? Единственным кандидатом могла оказаться живущая в озере динозавриха Неська, но какая же она невиданная. Она не только виданная, но и не раз обматеренная мужиками-рыболовами, и обвизжанная купающимися девками. Решив, что ей и так немало досталось, я не стал упоминать и про нее. Зато вспомнил кое-что другое и тут же рассказал об этом.
    - Господин сержант, у нас тут все тихо. А вот проезжал через нас один человек. Так он рассказывал, что на юге водится чудо-зверь. Он ни как не мог описать его словами, поэтому, увидав нашу Матрену, очень обрадовался. И сказал, что это почти она, только шкура толстая настолько, что и кинжалом не пробить, и зад побольше. Зверь так и зовется ги-попа-там. Толстая шкура ни кого не удивила, всяких насмотрелись. А вот представить зад больше чем у нашей Матрены не смог ни кто. Даже пришлый тундрюк-шаман, служащий всевидящему богу Джа попробовал. Три дня и три ночи он курил смеси разных травок, жевал грибы, запивая их самыми экзотическими напитками (даже выпросил под это дело у Елены Прекрасной пузырек срамцузской душистой воды с одежным названием «Шинель»), но добиться нужного видения так и не сумел. После этого он назвал Матрену неповторимой и, глядя на нее как на богиню, предложил руку и сердце. Она согласилась.
    - Где бы ни был этот бронированный зад, там или тут – взревел де Мбель – я не успокоюсь, пока не отыщу его и не насажу на свое рыцарское копье!!!
    Попыхтев и повозившись с десяток минут, ему удалось развернуть коня мордой на полудень. И они с треском вломился в лес. Через некоторое время оттуда раздался лязг металла и дикие вопли. У меня похолодело в груди. Неужели чудовище уже тут?!! Но я тут же вспомнил про глубокий и заросший бурьяном овраг, проходящий недалеко от дороги, и от сердца отлегло. Подобрав с дороги дорожный мешок, свалившийся с боевого скакуна при развороте, я с легким сердцем продолжил путь…
     
  4. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Третий рулон бересты.

    Прошло еще немного времени и я вновь ощутил дрожь земли. Причем, чем дальше я шел, тем ощутимее она становилась. Отсюда я сделал вывод, что Сэр Жант к этому отношения не имеет. Пройдя еще чуть-чуть, я услышал песню. Она доносилась откуда-то из-за поворота и странным образом совпадала с сотрясениями.

    Два притопа, три прихлопа,
    Мы покруче, чем Европа.
    Дунем, плюнем и дыхнем,
    Сверху полирнем огнем.
    И за новый автобан
    Выпьем медовухи жбан!

    Повернув за поворот, я увидел очень интересную картину. Дорога, по которой я шел, впереди сливалась с другой, и дальше продолжалась в более широком виде. На самом месте слияния дорог, перегораживая все пути, топталась пара огромных троллей. Они были одеты в оранжевые безрукавки. На головах – полукруглые металлические миски такого же оранжевого цвета. Они самозабвенно шлепали босыми ногами по жидкой грязи, в которую превращали дорогу, поливая ее водой из канавы и горланили песню. На обочине лежал огромный оранжевый дракон, медленно и меланхолично жуя в три головы здоровенное бревно. Рядом с троллями прыгал низкорослый, но очень широкоплечий, мужичонка и, тыча пальцем в землю то тут то там, кричал:
    - О, майн Гот! Хие унд да! Хие унд да! (hie und da – тут и там, нем)
    - Кто это? – спросил я у сидевшего на стоящей рядом со мной телеге мужика, указывая на коротышку.
    - Гном. Из Неметчины. – ответил тот.
    - А что он орет-то?
    - Что он – гот. Но, типа, все енто ерунда.
    Тролли не обращали на гнома ни малейшего внимания. Тем более, что с очередной партией воды из ведра выплеснулась здоровенная лягушка. И вот сейчас они с веселым азартом пытались втоптать ее в грязь. Но лягуха оказалась шустрой и ловко уворачивалась. Не смотря на то, что ей ясно мешала позолоченная стрела с белым оперением, которую она держала в пасти. Сделав несколько удачных прыжков, лягушка оказалась на обочине, перемахнула через канаву и бодро поскакала в сторону болота.
    - Слушай, а что тут происходит? – спросил я у того же мужика.
    - Шоссе строють. А енто – комплексная бригада дорожников. Рабочие наши – кивок в сторону троллей, - а техника и инженеры иноземные – кивок на дракона и гнома.
    Расстроенные потерей лягухи тролли пришлепали ладонями перетоптанную ими глину и отошли в сторону. Дракон лениво выплюнул остатки недожеванного бревна и не менее лениво выпустил на разглаженную грязь три струи огня…. Грязь запеклась красно-коричневой коркой. Гном махнул рукой и вся бригада переместилась в сторону, освобождая проход.
    Я подошел к дороге и потрогал пальцем еще теплое покрытие. Оно было твердым как камень.
    - Вот это да!
    - Аааа… фигня! – махнул рукой мужик. – Несколько дней поездят наши телеги и все пойдет трещинами. А потом и вовсе кусками отваливаться станет.
    - Так зачем делают?
    - А ты спроси. Эт когда наш светлый князь… Тфу ты! Все забываю… Когда наш пресветлый герцог вернулся из иноземщины, он объявил, что у нас все будет как у них… и даже лучше. Вот теперича у нас тут ТАКОЕ…
    - Ясно. Слышь, до корчмы далеко?
    - Неее… Да я как раз в ту сторону. Садись. Подвезу. Вдвоем веселее. Да и тебе не придется пятки по шоссе шкурить.
    - Спасибо. Я – Иван. Иван Дурак.
    - Очень приятно. А я Водила. Из рода Водил.
    Только тут мне удалось внимательно рассмотреть собеседника. До этого времени все мое внимание занимал процесс создания дороги. Это был среднего роста крепкий мужик. На нем были надеты штаны и куртка из чертовой кожи. А голову украшала такая же оранжевая металлическая миска, как и на троллях.
    - Ты тоже дорожник? – спросил я, указывая на нее.
    - Не. У тех каски, а у меня КАСКА. Эту хрень можно купить при покупки лошади. Тогда торговец оплачивает тебе услуги коновала, если с лошадью что0нибудь случится. Или даже выдаст новую, если эта трагически погибнет.
    - Вот это да! – сказал я. Поудобнее устроился на телеге и мы поехали.
    - Да уж… Много чего у на меняется. Теперь все стремятся все на иноземный лад. Вот даже лошадей стремятся иноземных завести. Особенно гоняются за меринами из неметчины. Там каждый шестисотый мерин рождается с трехлучевой звездочкой на лбу. Стоят они правда…. А герцог вообще заказал какую-то заморскую зверюгу. Ягуаром называют. Бегает говорят дюже шибко.
    Какое-то время мы ехали молча. И скучно. Мне это быстро надоело. Я вытащил из торбы заветную бутыль.
    - Давай, Водила, тяпнем по стаканчику за знакомство.
    - Ты что? Мне нельзя. Я же при вожжах.
    Бутыль Клейна притягивала взгляд своими необычными формами. Из откупоренного горлышка тянулся ласкающий ноздри аромат.
    - Ладно. – согласился Водила. – Давай по одной. Авось пронесет.
    - Ты что! – обиделся я. – От этого еще ни кого не проносило. Там же ШИШКИ!
    Набулькав в пару стаканов, которые достал из той же торбы (третий не пригодился), протянул один из них Водиле.
    - Ну… Будем здоровы!
    - Будем!
    Водила лихо выплеснул содержимое стакана в рот и блаженно зажмурился. Когда он открыл глаза, выражение его лица резко изменилось.
    - И взаправду не пронесло! – сказал он и начал рыться в соломе рядом с собой.
    Проследив за его взглядом, я увидел мужика в кафтане цвета мокрого мыша и картузе. Он восседал но мощном белом жеребце. На синей конской попоне красовались буквы ГИБДД.
    - Кто это?
    - Государевой извозчичьей большой дороги дежурный – ответил Водила, лихорадочно жуя огромную головку чеснока, которую до этого запихал в рот.
    Дежурный подъехал к нам. Приложил руку к картузу и сказал, обращаясь к Водиле:
    -Дежурный Свисток. Прошу предъявить ваши документы и документы на транспорт.
    Водила вытащил из-за пазухи свернутые в трубочку бумаги, перевязанные шнурком с болтающейся на конце печатью. Дежурный развернул их и внимательно рассмотрел.
    - Дыхните.
    Водила дыхнул. Жеребец дежурного шарахнулся в сторону.
    - Ты чо… на чесночной диете? – спросил Свисток.
    - Нее… Эт от вампиров. Места-то неспокойные.
    Свисток спрыгнул на землю. Обошел телегу. Постучал ногой по всем четырем колесам. Покрутил рукой пятое, зачем-то прикрепленное на задней стенке. И потом уставился на меня.
    - А это кто? Пассажиров берете?
    - Не. Эт сродственник мой. Ванек. Да не обращайте на него внимания. Он – дурак.
    - Дурак говоришь. А ну покажь документ! – это он уже мне.
    Я порылся в мешке сержанта, помня, что там что-то звенело. Нащупал несколько кругляков и, выбрав более-менее средний протянул дежурному.
    - Бумаги-то мои порвались. Вот только печать осталась.
    Дежурный, ловко спрятав где-то в складках кафтана серебряный кружок, глубокомысленно изрек:
    - А ты не такой уж и дурак. Бумага без печати – ничто. А печать – всегда печать. Ладно. Проезжайте.
    Водила взмахнул вожжами и мы тронулись далее…
    Спустя еще час неспешной езды, за время которого ни чего интересного не произошло, мы въезжали на широкий двор корчмы через ворота, над которыми магическим огнем горело всего одно слово.. ХОТЕЛ. И тут я действительно понял, что хотел. Причем давно… Но терпел.
     
  5. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Четвертый рулон бересты.

    Оглянувшись по сторонам, я быстро обнаружил искомое. Строение, похожее на скворечник для скворца-переростка, располагалось, как и положено, в углу двора. Но в отличие от привычных имело две двери. На одной, выкрашенной розовой краской, было вырезано небольшое окошко в виде туза червей, с нарисованной над ним лохматой головой. Над бубновым тузом другой, окрашенной в голубое, была намалевана бородатая. Зайдя в эту дверь, я обнаружил, что внутреннее убранство ни чем не отличается от убранства строения у меня на огороде. За исключением того, что на гвоздике не болтались обрывки нашей местной газеты «Тьмутараканьские ведомости», а была наколота почти целая солидная «Times». В очередной раз убедившись в том, глее находится душа, я, облегченный и просвещенный, вышел наружу. И уже более трезво осмотрел все вокруг.
    Возле приличного размера домины суетилась кучка низкорослых и корявых человечков. Они были повыше увиденного ранее гнома, но какие-то…. Не такие. Они скорее напоминали корявые обрубки деревьев, размахивающие ручками-прутиками. Причем их основная деятельность как раз и заключалась в этом размахивании и громкой перебранке на непонятном гортанном языке.
    - Кто это? – спросил я у пробегающего мимо мужика.
    - Корчевники. Им у себя в степи делать нечего, вот они к нам и ломанули.
    - А что они тут делают?
    - Да что угодно. Вот тут делали евроремонт корчмы..
    Я еще раз осмотрел корчму. Здание, как здание. Выделяется только вывеска, на которой выведено, как и над воротами, слово ХОТЕЛ и нарисованы здоровенные звезды в количестве пяти штук.
    - А что это значит? – продолжил я удерживать всезнающего мужика.
    - Нуу…. Енто значит, что если ты чего-то хотел, то иди сюды. Типа поесть, попить, отдохнуть, поспать, ну и это… повеселиться. Вот за все по звезде – как раз пять получается. И выходит, что наш хотел – самый звездатый хотел в округе!
    Мда. Есть я точно хотел. Да и попить бы не отказался. Поэтому я решительно подошел к двери и, распахнув ее, шагнул вовнутрь.
    Помещение было довольно обширным, но что-то в нем было явно не так. Присмотревшись, я понял – что. Бревенчатые стены и дощатый потолок были чем-то замазаны и поверху разрисованы. Это что-то, судя по уже отколовшимся в нескольких местах кускам, здорово напоминало засохшую грязь.
    - Штука турка – ответил на мой вопросительный взгляд, зашедший следом мужик-всезнайка.
    Причем тут турки? – подумал я. Турция не Европа и к евроремонту явно не относится. Да и штуку этого турка я бы скорее назвал одним, но более привычным и явно подходящим к случаю, словом.
    Народу было не много. За одним столом громко наливалась вином компания извозчиков. За другим, пара хилых, бледных и, судя по одежке, иноземных субъектов цедила сквозь зубы вино из кубков. Сидевшая за этим же столом четверка мордатых парней, хлебала квас и всем видом показывала, что готова порвать кого-угодно за обиду этих двух хлюпиков. Иноземные купцы с охраной. Еще за одним столиком сидела довольно странная пара. Розовощекая кудрявая девчонка и некто. Некто был закутан в неопределенного цвета и формы балахон с капюшоном, скрывающем почти все лицо. Для обозрения оставлен был лиш подбородок и рот, задумчиво грызущий деревянную ложку. Девчушка шустро и изящно копалась в миске с отварными овощами и, выудив кусочки морковки, прямо от миски закидывала их в рот.
    Садиться одному мне не хотелось. Поэтому, заказав пива и мяса, я направился к столу странной парочки.
    - Вы позволите? Я – Дурак. Иван Дурак.
    - Мэрилин. Мэри Бэггинс. По-вашему – Маша Сумкина – представилась девчушка, слегка привстав со скамьи.
    Я понял, как я лопухнулся. Это была не девчушка, а женщина…. девушка… да кто их разберет! Очень маленького роста. Происхождение имени то же не вызвало вопросов. Даже в нашей глуши знали, чем знаменита Мэрилин Монро. И одна из деревенских коров, дающая больше всего молока, тоже была ее тезкой.
    - А это Гарри – указала Маша на странного типа в балахоне. – Родители назвали его так в честь знаменитого Гарри Поттера. Он ученик дядьки Гэндальфа. Магическая мощь – жуть! А вот с остальным… явное упущение.
    Принесли здоровенный кувшин пива, кружку и сказали, что мясо скоро будет.
    Я налил кружку и пододвинул ее Маше. Сам поднял вверх кувшин и сказал: За знакомство!
    - За знакомство! – Маша ловко обхватила кружку обоими ручками и сделала пару глотков. После чего подвинула миску с овощами Гарри. То стал в ней задумчиво ковырять огрызком ложки.
    Дверь с шумом распахнулась и в помещение вошел витязь…. Вошла…. Мммм. Да. Слов нет. Вот это девица! Ростом чуть ниже меня. Вся в сплетении ремешков и железяк, но фигурку рассмотреть можно. И еще как можно. Тут и там увешена разным колющим и режущим. Русая коса ниже поясницы. А еще длиннее ножны здоровенного меча, рукоятка которого выглядывает из-за правого плеча. Глаз не оторвать!
    Девица попросила пива и, получив затребованное, в несколько глотков осушила кувшин. После чего смачно сплюнула и бросила кувшин через плечо. Кувшин расплескался об стенку на мелкие осколки. Плевок расплескал вино в кубке иноземного купца. Тот утер платочком лицо и, сняв с руки кружевную перчатку, со словами: Я требую сатисфакции! – бросил ее в лицо воительницы. Девица ловко поймала брошенную вещицу, шумно в нее высморкалась и сказала о ее владельце такое, что даже изрядно пьяные извозчики засмущались. После чего, сдернув с руки латную перчатку и пообещав иноземцу устроить ему «Факцию по полной», произвела обмен. Перчатка, врезавшись в купца, продолжила свой полет, но уже вместе с ним. Правда всего до стены, о которую купец стукнулся головой и затих. Мордовороты вскочили. Двое бросились к упавшему. А двое других, достав короткие мечи, двинулись к обидчице их патрона.
    Рука девушки метнулась к плечу. Раздалось шипение вытаскиваемой из ножен стали. Длинное лезвие сверкнула в богатырском замахе и… почти перерубив потолочную балку, застряло в ней.
    Машка, в два глотка осушив свою кружку, ловко запустила ее в голову одного из подбирающихся к воительнице охранников. Тот упал. И тут же она проделала то же самое, только с моим кувшином и вторым охранником. Девица изо всех сил пыталась освободить меч, но тщетно. Двое «санитаров» бросили своего пациента, от чего он вновь приложился головой к стене, и попробовали заменить вышедших из строя. Я решил, что им надо сесть и отдохнуть, поэтому, толчком ноги пододвинул им свою скамью. Но немного не рассчитал силу толчка. Оба упали с перебитыми ногами. Сожалею!.
    Я подскочил к девице и дернул меч. Балка сломалась. Потолок провис и с него посыпалось. Здоровенный кусок «Турецкой»замазки примял капюшон на голове у Гарри. Тот всплеснул руками. Стена напротив раскрылась как бутон цветка, вывернув наружу лепестки бревен. Здание содрогнулось и все зашаталось. Сунув в руки девицы ее меч, я подхватил обмякшее тело Гарри и брисолся в пролом. Сзади раздавались чьи-то вопли и жуткий треск.
    Углубившись в лес, я остановился на небольшой полянке. Прислонив Гарри к стволу дерева, обернулся. Вслед за мной из кустов выскочила русокосая девица с обнаженным мечом в руках. Мы с минуту молча смотрели друг на друга. Потом девица протянула свободную от латной рукавицы ладошку и сказала:
    - Конан. Варвара Конан.
    - Дурак. Иван Дурак. – пожал я протянутую ладонь.
     
  6. Yarr

    Yarr Старожил

    прочитал последние две строки. захотелось добавить "А я лось.. просто лось".
    не в обиду, потом прочитаю, отпишусь. щаз чет лень.
     
  7. alexmyt

    alexmyt Старожил Команда форума

    Nikolay, не забывайте ставить ссылку на источник!

    А то наш форум уже где-то висит на "страницах позора" с надписью типа "они - воры!". Да и вообще - ссылку на автора или источник нужно ВСЕГДА ставить, потому что это - хорошо.
     

Загрузка...