1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

"Слезинка ребенка"

Тема в разделе "Болталка", создана пользователем caboomcha, 26 мар 2009.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    [​IMG]
    Не спасают и приемные семьи. В прошлом году в приемные семьи под опеку и попечительство, а также на усыновление передано более 112 тысяч детей-сирот. 323 подростка возвращены обратно — из-за ненадлежащего исполнения приемными родителями обязанностей по воспитанию, а 58 — из-за жестокого обращения и насилия.

    Некриминальных случаев, когда ребенка взяли в семью, а потом отправили обратно, и того больше. «До тысячи», — уточнил министр образования и науки Андрей Фурсенко. Он считает, что больше времени нужно уделять предварительной подготовке усыновления, «чтобы, если ребенок попал в семью, он попал туда всерьез и надолго». Фурсенко обратился к депутатам с просьбой, поддержать подготовленный в министерстве законопроект, который требует более жестко подходить к отбору людей, которые работают в школах и вообще в организациях, имеющих отношение к детям, устанавливая «определенные ограничения на профессии».

    Забавные цифры, правда? Всего лишь за один год 58 подростков из 112 тысяч возвращены из-за жестокого обращения насилия. За 18 лет, получается, было бы возвращено по этой причине уже не 58, а уже около одной тысячи детей! Или, в процентах, чуть менее одного процента. Для сравнения, кончают с собой в детских домах примерно 10% воспитанников

    Как видим, налицо демагогический приём: «слезинка ребёнка». Это когда демагог аппелирует к «слезинке ребёнка», чтобы обосновать какой-нибудь запрет.

    Живой Журнал? Двенадцатилетняя Василиса Пупкина завела себе ЖЖ и познакомилась с плохим дядей, который при встрече заставил её плакать. Давайте запретим Живой Журнал. Боулинг? Десятилетний Егор Лопухов из Вологды пошёл в боулинг, попытался встать на шар для боулинга, упал и разбил себе голову. Давайте запретим боулинг. Хомяки? Восьмилетний Захар из Костромы попытался вымыть хомяка во рту, подавился хомяком и умер. Давайте запретим хомяков.

    Ну, Вы поняли. Россия — страна большая, и хоть где-нибудь что-нибудь печальное непременно да произойдёт. А потом можно с этим идти в телевизор и возмущаться: «Как же так? Ребёнок же плачет? Давайте запретим и ужесточим!»

    Вроде как — очевидно, да? Однако Андрей Фурсенко на голубом глазу, безо всякой маскировки применяет этот нехитрый софистический приём, а журналисты радостно подхватывают его беспокойство.

    Вопрос. Почему политики не брезгуют софистикой и демагогией? Неужели они настолько глупы, что не могут найти нормальных аргументов в защиту своей позиции? Или, возможно, они полагают, что большинство избирателей — незнакомое с логикой невежественное быдло?

    Да вовсе нет. Люди — это не быдло. Просто никто и никогда не взвешивает «за» и «против»: люди всегда выбирают «сердцем», и политики это знают. Нормальные люди сначала что-нибудь решают, а только потом ищут факты, подтверждающие их точку зрения.

    Проще говоря, Андрей Фурсенко оформил свой вброс вполне грамотно. Идея — «усложнить усыновление» — присутствует. Факт в защиту этой идеи — «слезинка ребёнка» — тоже присутствует. Всё. Для незнакомых с проблемой людей этого более чем достаточно.

    Собственно, есть только одно различие между трезвомыслящими гражданами и пищей для повелителей зомби. Когда трезвомыслящий гражданин наталкивается на факт, противоречащий его точке зрения, он, морщась и отплёвываясь, пытается как-то этот факт объяснить или опровергнуть. Если отделаться от нового факта без натяжек не получается, то трезвомыслящий гражданин или меняет свою точку зрения или, как минимум, встаёт на позицию «я теперь уже не уверен».

    Если же с неприятным новым фактом сталкивается больной с атрофированным мозгом, он... просто отбрасывает этот факт.
     
  2. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Цитирую: «...в стране 700 тысяч „отказников“, о том, что в „Домах малютки“, естественно, условия отнюдь не домашние, а в детдомах порядки и вовсе тюремные. Какой-то чиновник представил статистику, из которой следовало, что лишь 10% детей, выросших в детских домах становятся „социально вменяемыми гражданами“, 90% — наркоманы, преступники, самоубийцы...»

    Спрашивается, почему так?

    Потому что так устроены детские дома. Низкая зарплата плюс неограниченная власть — результат понятен. Ну, в армии и в тюрьме призывникам/заключённым тоже несладко, но там, по крайней мере, томятся в неволе взрослые люди. Взрослые люди, у которых есть друзья, есть родственники. Люди, которые, в конце концов, могут писать письма в прокуратуру.

    А к кому может обратиться за помощью пятилетний ребёнок, который живёт в детском доме и у которого нет родителей? К своей подушке?

    Короче, чего об этом писать десятый раз, детские дома сейчас (не все, разумеется, большинство из них) представляют собой гигантскую мясорубку, которая перемалывает судьбы детей в труху. И главная причина этого — бесконтрольность. Никто и ничего не сделает сотруднику детского дома, если с ребёнком что-то случится.

    Важное замечание. Я прозреваю море комментариев в защиту детских домов и рассказов о замечательных героях, которые там работают «за копейки». Извините. Статистика говорит сама за себя. Для справки: после фашистких концлагерей выжило процентов так 60 узников, а вовсе не 10.

    Надо понимать, что сотруднику детского дома сейчас даже не нужно лично избивать ребёнка или ещё как-то измываться над ним. Сотрудник детского дома вполне может быть милой такой тётенькой, которая лично себя считает очень добрым существом. Этой тётеньке вполне достаточно просто не обращать на ребёнка особого внимания. Ну, не реагировать на жалобы ребёнка, не выяснять, откуда у него появился новый синяк. Понимаете? Вполне достаточно просто сидеть у себя за компьютером и пить чай. Всё остальное решится «само собой».

    Предоставленный сам себе ребёнок или убьёт себя самостоятельно, или его судьбой займутся старшие детдомовцы. Которые, будучи такими же «бесхозными», с большой долей вероятности научат его воровать и принимать наркотики.

    Теперь вопрос. Как бороться с этой бесконтрольностью? Как заставить сотрудников детских домов работать с детьми? Устраивать рейды и проверки?

    Смешно. Сила не на стороне общества. Во-первых, сажать сейчас надо практически всех сотрудников детских домов, а всех посадить невозможно. Во-вторых, прокуратуре, по ряду причин, нет особого дела до проблем детей. И, наконец, даже если Глеб Жеглов восстанет из пепла и отправит своими методами за решётку сотрудников какого-нибудь детского дома, куда отправятся «освобождённые» дети?

    Правильно. В соседний детский дом. Где, почти наверняка, творится ровно то же самое, что и в первом.

    Извлеку сухой остаток из вышенаписанного. Если смотреть с позиции справедливости, то работникам детских домов следует заботиться о детях. Если же смотреть с позиции силы, то никаких инструментов влияния на работников детских домов у нас нет. Сила полностью на их стороне. Мы можем до посинения кричать, что детские дома убивают 9 из 10 воспитанников. Сотрудники детских домов будут только разводить руками в стороны и врать: «мы делаем, что можем».

    Следовательно, все идеи по улучшению детских домов — это разговоры в пользу бедных. Детские дома так устроены, что нормально функционировать они могут только под руководством сильных и талантливых идейных педагогов, типа Антона Семёновича Макаренко. Однако таких Антонов Семёновичей у нас очень мало, и на должность директоров детских домов они особо не рвутся. Да и не резервирует никто для них кресла директоров. Нужно пробиваться. Поэтому, увы, подавляющее большинство детских домов сложно назвать иначе как машиной для убийства.

    Проведу аналогию. Мы ведь не думаем, как облагородить концлагеря? Мы знаем, что в нормальной стране никаких концлагерей быть не должно. Вот так и с детскими домами. В нормальной стране не должно быть детских домов. Собственно, коллеги, во многих нормальных странах детских домов и нет.

    Короче, я считаю, что нужно ликвидировать детские дома и раздать детей приёмным родителям. Вот и всё.

    Создать очередь желающих взять на воспитание ребёнка — дело нехитрое. Бюджет сейчас выделяет детским домам на содержание одного воспитанника... 36 тысяч рублей в месяц (пруфлинк). Как полагаете, если эти 36 тысяч рублей будут выделяться не детским домам, а приёмным родителям напрямую, смогут они нормально ребёнка кормить, одевать и так далее?

    Лично я, будучи отцом семейства, заявляю вполне ответственно: в Санкт-Петербурге для комфортной жизни совершенно достаточно будет и половины этой суммы. Другими словами, 36 тысяч рублей в месяц на ребёнка — это очень много.

    Вот, собственно, и решение. Выделять приёмным родителям не 5 тысяч рублей в месяц, как сейчас, а столько же, сколько и детским домам: 36 тысяч рублей в месяц. Я уверен, всех детей разберут в течение одного года.

    Статистика по приёмным семьям ведётся и сейчас: никаких ужасов сравнимых с тем, что творится в детских домах, там и близко нет. Примерно то же самое, что и у обычных родителей. Во-первых, когда ты родитель, от ребёнка уже так просто не отмахнёшься. Он всегда рядом, ты всегда его видишь. Просто позволить ребёнку незаметно умирать, как в детском доме, не получится: спрятаться от ребёнка некуда. Да и соседи, опять-таки, тоже всё видят.

    Во-вторых, дети, когда растут, берут всё от окружающих людей: от родителей, от друзей, от родственников. А в детском доме дети окружены такими же больными детьми, как и они сами. Это тоже очень важно.

    И, наконец, если будет конкуренция за детей, службы опеки смогут забирать детей из семей с проблемами. Сейчас же, сами понимаете, забирать детей особо некуда.

    Подводных камней в идее нормально платить приёмным семьям, собственно, только два.

    Первый подводный камень — это инерция системы. Ну, представляете, отдать распоряжение о гигантском сокращении числа чиновников? Это больно. Я могу в своём блоге написать, что большая часть «педагогов» в детских домах — моральные уроды, которые калечат детей, в прямом или переносном смысле. Но я-то не чиновник, я в эту систему не встроен. Крупный чиновник подобную прямоту себе позволить и близко не может.

    Однако, коллеги, хотя сопротивление чиновников и велико, но, решение о повышении пособий на детей, Медведев, думаю, вполне может принять, ни с кем не советуясь. Дескать «давайте поможем родителям». Если пособия установят хотя бы в размере 50% от этих 36-ти тысяч, этого, полагаю, будет достаточно для запуска цепной реакции по массовому «разбору» детей.

    Второй подводный камень — это «советское» мышление общества. Когда люди, с одной стороны, верят в действенность «массовых расстрелов», и, с другой стороны, готовы гноить детей в детских домах, лишь бы их сосед не «наживался» на государственных деньгах.

    Проще говоря, люди начнут возражать: «быдло будет усыновлять детей, а на эти 36 тысяч пить. Нет уж, пусть лучше в детских домах». Ответ на это прост.

    Во-первых, я только что приводил статистику: к детским домам слово «лучше» неприменимо. Хуже, чем в детских домах, может быть очень мало где. Во-вторых, когда ребёнка выдают приёмным родителям, их проверяют. Сильно пьющим людям ребёнка просто никто не даст, даже сейчас, когда никакой конкуренции среди родителей нет.

    И, наконец, контролирующие органы на что? Пусть ходят по родителям раз в полгода, проверяют. Это к детским домам инспектора никаких санкций применить не могут, а обычный приёмный родитель — очень уязвим. У него можно отобрать ребёнка.

    Проведу ещё одну аналогию. Представьте себе, что ребёнок заблудился зимой в лесу, замёрз как сволочь, вышел на трассу. Случайный дальнобойщик видит голосующего ребёнка, останавливается, чтобы довезти его до города.

    Будем мы разрешать дальнобойщику подбирать на трассе голосующих детей? Или, может, давайте примем закон, что подбирать голосующих детей на трассе нельзя? Ну, мало ли, дальнобойщик маньяком окажется?

    Короче, проблема зависти к чужим деньгам, несомненно, есть. Для определённого типа людей невыносима мысль, что кто-то будет иметь возможность пить пиво за государственный счёт. Однако, полагаю, изменить общественное мнение по этому вопросу вполне в наших силах. В конце концов, общественное мнение — это мы с Вами и есть.

    Попытаюсь объяснить, почему я считаю необходимым именно уничтожить детские дома, а не «исправить» или «улучшить» их.

    Ребёнку совершенно недостаточно есть, пить и спать. Этим его физические потребности не исчерпываются. Ребёнку нужно, чтобы с ним играли, чтобы с ним возились, чтобы он был кому-то нужен. В противном случае, ребёнок просто умрёт.

    Если мне не изменяет память, то первым, проверившим этот печальный факт экспериментально, стал император Фридрих Прусский. Он распорядился взять пятерых здоровых сирот младенцев, разместить их в одной из комнат дворца, и тщательно ухаживать за ними. Кормилицам при этом было запрещено как разговаривать с детьми, так и проявлять к ним иные знаки внимания: гладить, тискать, целовать... Только кормить и менять бельё. Император ожидал, что дети, предоставленные сами себе, заговорят на первоязыке человечества: на древнегреческом.

    К сожалению, Фридрих ошибся. Никто из младенцев так и не заговорил. Все пятеро умерли.

    Почему так произошло? Потому что ребёнку жизненно важно быть кому-то нужным. Ребёнку надо, чтобы им занимались. Лишить ребёнка общения со взрослыми — это то же самое, что лишить его еды или воды. Цитирую Михаила Эпштейна (отсюда):

    Лишенные прикосновений, младенцы умирают. В США еще во втором десятилетии нашего века почти сто процентов подкидышей в возрасте до одного года умирали в домах призрения. Доктор Фриц Талбот (Бостон) в 1940 г. привез метод ласкового обращения с подкидышами из одного детского дома в Германии. Если все необходимые медицинские меры были приняты, а младенец тем не менее чах и угасал, его поручали женщине плотного сложения, которая все время его носила. После этого показатель смертности младенцев в американских детских домах резко понизился.

    Объяснение у этого явления довольно простое. Человек — животное социальное. Если человек чувствует себя никому не нужным — срабатывает встроенный в него механизм самоликвидации. Младенец умирает. Подросток начинает употреблять наркотики или пытается убить себя ездой на мотоцикле. Взрослый уходит в запой. Пожилой человек сгибается под тяжестью болезней.

    Теперь вопрос.

    Ладно взрослый. Взрослый может получить свою норму — восемь обниманий в день — тысячью разных способов. Взрослый может обнять свою собаку. Взрослый может с головой уйти в работу и получать виртуальные «поглаживания» от коллег. Взрослый может «впустить Иисуса в сердце», чтобы почувствовать себя кому-то нужным. Взрослый, в конце концов, может и сам завести ребёнка: своего или приёмного.

    Но вот что делать обитателям детских домов? Кому они нужны?

    Ну, допустим, сделаем мы в детдомах, по методу Талбота, должность «женщины в теле», которая будет таскать младенцев, по часу в день каждого. Младенца обмануть несложно, он поверит, что нужен. А как мы обманем трёхлетнего ребёнка? Как мы обманем тринадцатилетнего ребёнка? Как можно убедить живущего в интернате подростка, что он кому-то нужен?

    В теории можно что-нибудь придумать, типа «ты вырастешь и пойдёшь в армию, чтобы защищать Родину». На практике — статистика говорит сама за себя. 90% выпускников детдома попадают не в армию, а в могилу, коротким или длинным путём.

    Подведу итог

    Если ребёнок содержится в детском доме, значит он никому не нужен. Никому не нужные дети умирают. Следовательно, идея улучшить детские дома (ввести контроль, повысить зарплаты, отдать в шефство) так же наивна, как идея раздавать узникам концлагерей бесплатные презервативы. Концлагерь не превратится в санаторий, как его ни улучшай.

    Поэтому решение проблемы я вижу одно: уничтожить детские дома и раздать детей живым родителям.
    http://fritzmorgen.livejournal.com
     
  3. Vita

    Vita Старожил

    Как жаль, что очевидные вещи у нас совсем не очевидны. Если мы спорим:человек это еще скотина или уже с ветки слез? То мечта о том, что все мы будем милосердны и разумны, перестанем издеваться над уже искаленными судьбами детей - вообще из области фантастики. При том, что в детских домах тысячи детей, на улице, бездомных, тысячи - ожидать светлого будущего не приходится.
     
  4. ася зайчик

    ася зайчик Старожил

    многа букаф, не читала...

    но вот ассоциация в тему названия топика

    бла-бла-бла
    ничтов мире не стоит слезинки ребенка.

    А какого именно ребенка? и стоит ли слезинка одного бого-газетно-избранного ребенка жизни десятка или сотни обычных детей...

    парадокс от избитых афоризмов.
     

Загрузка...