1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

В прицеле прокурора

Тема в разделе "Литкружок", создана пользователем Nikolay 13, 2 июл 2008.

  1. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Решил не только вторую, но и первую часть запостить, они между собой не много связаны.
    Олег Коржов «В прицеле прокурора»

    Есть такие хищники – прокурорские следаки.
    Они сами охотиться не умеют.
    Их кто-то повыше ростом или местом – «на след ставит».
    Практически «Фасс!» команду даёт, ну на крайний случай – «Ищи!»
    И воооооот тогда, только они морды по ветру, носы вниз и роют - роют - роют.
    Кабаны дикие при такой скорости копания дубы много вековые завалить могут.
    Этим – проще.
    Только человека, да дело его и надо им завалить!
    И что характерно – чё нароют сами не жрут!
    Команды ждут – или жрать или просто вид сделать, что не найдено ничего.


    Случайно под команду «Ищи!» попал пограннаряд и тревожная группа, во главе со старлеем.

    И искали прокурорские. Да и искать то им особо не было нужды – всё было доложено и сообщено заранее, в августе ещё. А появились они в октябре.
    Это сейчас мы знаем, что тогда, в год когда страна готовилась к 70 летнему юбилею, кто-то из прокурорских читал отчет.
    Читал, готовясь где-нибудь речь толкнуть. К юбилею.
    Мол - «Вот как мы на страже стоим! Всё видим и охраняем законность!»
    Да только шишке этой не понравилось страшно, что среди всех. Буквально ВСЕХ видов вооружённых сил и министерств военизированных – только пограничные войска выделяются.
    В ХУДШУЮ сторону! С точки зрения его -прокурора, конечно.
    Ну, НЕТ НИ ОДНОГО уголовного дела по погранцам.
    Нет – Дела, конечно, есть – неустовщина - дедовщина, пьянки с боевой стрельбой, самопалы разные…
    А вот возбУжденных дел по действиям в братском Афгане – нет.
    Непорядок – решила шишка и гавкнула в телефон.
    Телефон он аппарат способный.
    Он начальственный голос, да что голос – мысль да намёк, на такую громкость переиначить может, что и на Чукотке и на Кушке слушатели встают и трубке телефонной честь отдают.
    Шишка рявкнула, трубка усилила, под козырёк прокуроры взяли и следакам своим «фаснули».
    Следаки в бумажки зарылись – и ОПА!
    Радость великая!
    Груз с шеи на плечи перетекает.
    Чуют следаки что в звёздочки новые он обернуться может.
    Есть! Есть у них справочка – отрядом пограничным присланая.
    Что мол в августе ещё. Мол в день дюжины чортовой было «мокрое» дело на реке.

    Река та не простая. Она Афгану помогает носить название гордое. «За речкой» его многие называют. Вот из реки этой выловили два тела. ТелА эти с той стороны. А упокоили их наши погранцы.
    Правда, не двух упокоили, а трёх сразу. Да речка одного отдать не спешит. А доложили погранцы, что мол бой был на участке заставы. Ночью. А к вечеру следующему, мол ждут они возможного всплытия трупов и приглашают прокурорских быть готовыми, если телА будут - подъехать – осмотреть – по закону. Подъезжал тогда молоденький следак от них – описАл чё надо, да трупы всплывшие в морг анатомам и сопроводил. Будут их передавать – не будут – не знали ещё. Вот старой бумажкой зашуршав – новые следаки многие тома стали готовить.
    И мнение у них «Правильное»! Раз погранцы сами написали – значит можно в деле этом порыцца – «вновь вскрывшиеся факты» называется.
    А что в бамажке уже написали о закрытии дела уголовного – так то летёха-следак по неопытности, молодости, да слабоумию своему накалякал.

    И понеслось!

    Есть книга такая. Секретная. Инструкция называется. И Устав есть у заставы и отряда. А ещё выше их Закон о госгранице.
    А там нормальным шрифтом, да по-русски чётко всё написано.
    Когда и как МОЖНО, а когда ОБЯЗАН погранец оружие своё применить. Да против кого. Да с какой стороны он посмотрит с такой и должен или молча-прицельно «класть» нарушителей из числа любого, или сперва окликнув, да птиц напугав.

    Ночью погранцам было не до птиц.
    И не до окликов – «Стой», и не до объяснений – кто идёт и куда.
    Трое шли. Границу перейдя систему преодалели тихо. Тихо –то тихо, да «сработка» на заставу молча по проводам «приск4акала» и взорвала сон и тишину тревогой 8-го участка.
    Так что пока трое эти под гравий автотрассы, вдоль речки и системы, вдоль КСП идущей мину закладывали – наряд ближайший уже пешочком, а Тревожная группа – оседлав УАЗик, к месту сработки рванули.

    Картина маслом писалась с полчаса. Сначала штрихами тени «духов» едва не пересеклись с нарядом.
    Затем наряд, забдив следы опешил и ,борясь с оторопью, дал на заставу длиииииненький зуммер. «Прорыв в тыл» прозвучало изначально. Так связист старлею по станции и доложил.
    Через минуту – у самой системы старший наряда врубился – что за «гости» были – пролезли – покопались и по своим следам к реке возвращаются. Старлею только и оставалось – как матернувшись велеть водиле со всей дури нестись к берегу реки и там уже пытаться сделать то, что по всем нормативам невозможно – перехватить нарушителей. Участок «неупреждаемый».
    Как не рви мотор и жилы – 900 метров от системы пешком (не то, что бегом!) нарушители даже учебные преодолевали быстрее чем «тревожка».

    Но тут не учебный нарушитель а враг. И не просто заблудился а по делу черному пришел. И потому наряд рванулся следом и по следам. По направлению и по ощущению своему – двадцатилетние пацану – уже опытные пограничники, но впервые работающие по-боевому.
    Где не выговор начальника прозвучит – если ошибёшся – а выстрел. Даже очередь. Где не по шее получишь от старшего наряда – а по рёбрам, и хорошо если только вскользь. И хорошо если калибр будут 7, 62 …
    Рванулись и увидели. Увидели и в след за ракетой сигнальной готовы были сами взлететь над головами у троих теней.
    Но тени ответили вспышками. И ночь порвало пополам. Слева были горы. Справа была пустошь. Впереди лишь три мишени, злобно плюющие огоньками. За спиной было ВСЁ. И таджики и дорога, и мама и система, и дембель и Москва.

    А для старлея и тревожки это было как в кино – в белом свете СПШ как на экране. И видно кто и видно как и только не понятно.
    Не понятно – почему ещё бегут тени «духов». Почему не попали в них очередями летящие светлячки? И были духи у воды. И улетали «светлячки» в реку и за реку. И вверх взмывали рикошетом.

    И вся «тревожка», с трёх АК и СВД «сработала» залпом.
    И бросились две тени в реку, третью на себе волоча.

    И у старлея злость вскипев забрала СВД.
    Как станок был поставлен сержант.
    И в свете зарожденной свеженькой ракеты на марку оптики «села» одна спина, и почти сразу, другая...
    Как жаль что в магазине только 10 жизней.
    Их не хватает на две тени!
    Они едва видны в волнах.

    Но, кажется, пропали.

    Пот и слёзы пополам.
    Воздух – как в высокогорьи.
    Не надышаться им, гадом вонючим!
    Всё чем дышится – в конвульсиях рвётся.
    Ужин – насмарку – на песок, на колючку верблюжью.

    Это потом поймётся, что и три красных ракеты было, и все зелёные, и все белые закончились давно.

    А пока стояли кругом и смотрели друг на друга.
    «Целы все?»
    «Ага, кажись»
    И кто-то произнёс – «Уже светает»
    И запищала трубка телефона и услышал старлей сквозь звон в ушах вопрос Командира «Все живы?»
    - Так точно!
    «- Ждите на месте – борт к вам вылетел!»

    И были особисты и штабисты.
    И были собаки, гильзы нашедшие.
    И были глупые вопросы, безответные. Где ж те стволы, из которых «духи « стреляли.
    И НЕ БЫЛО мины на дороге под асфальтом – как не копали – не нашли.
    А может её нашли те, кому НАДО.
    А записать этого – наоборот НЕ НАДО.
    Много вопросов – но все в одну масть – должны телА всплыть к вечеру на повороте реки.
    И была бумага.
    И были подписи.
    И были печати.
    И было скупое командирское – «Молодцы, что целы остались».
    Но всё это было в августе…

    А в октябре?
    «Так то летёха-следак по неопытности, молодости, да слабоумию своему накалякал!».

    И понеслось…
    Старлей в канцелярии – солдаты в столовой – сержант и старшина в ленкомнате.
    Каждый под присмотром.
    Каждый свою объяснительную пишет.
    Не интересует следаков, что после этого много времени прошло.
    И что написано уже было.
    Собрали бумаги и по новому листу выдали.
    Пишите второй экземпляр.
    Старлей так и спросил – ты чё, мол, дурак? Под копирку нельзя было?
    А ему в ответ – НЕТ.
    Понеслась душа по кочкам.
    Долго.
    Нудно.
    Ну до чего надоедливо…
    До того, что даже чарез две недели на звонок старлей не смог ни обрадоваться ни испугаться – приехать всем в отряд – подмена ему отправлена.

    В отряде он узнал, что прокурорским другой кусок пирога больше понравился. Тема вкусная.
    На трибунал больше тянет, чем действия его и его бойцов.
    Там, мол, годовалая вообще история.
    С разведгруппой и кишлаком связанная.
    Трупов там побольше и возни меньше.
    Тек то там был сами на себя уже наговорили достаточно для трибунала.
    Многие даже на дембеле уже.
    А один – в дисбате.
    Так что – сейчас мы тебя, старлей, и группу твою ОБВИНИМ НЕМНОЖКО.
    Накажет вас командование своими правами.
    Мы в дело это подошьём и уедем.

    И начал читать старлей, в чём же его НЕМНОЖКО обвиняют.
    Первое – медики.

    ХитрО написано!
    И не понять сразу умом нормальным – что в итоге?

    «На основании вскрытия……ты ры пы ры….
    … входное отверстие возможно калибр оружия 7, 62 –левое нижнее основание черепа в одном сантиметре от первого позвонка – выходное отверстие – правая височная часть черепа с выносом костной ткани с пятикопеечную монету – М О Г Л А являться причиной смерти…..

    … входное отверстие возможно калибр оружия 7, 62 – между третим и пятым ребраси слева сзади – выходное отверстие – правая подключичная впадина, с поражением левого желудочка сердца и правого лёгкого – М О Г Л А являться причиной смерти…..»
    Не много ли дважды могла для одного тела?
    Удивление старлея погасло быстро.
    Одной фразой погасили – КТО КАК НЕ ТЫ ПОСЛЕДНИМ СТРЕЛЯЛ ИЗ СВД?
    И куда ты сначала попал в черепушку или в сердце – медики не знают.
    По второму телу – та же песня с чёрным матом.

    И только в конце третьего тома – «Признать виновным в………………..

    Расписался старлей.

    И через час всё было решено.
    Стал ефрейтор вновь рядовым.
    Стал рядовым и сержант.
    Старшина стал младшим сержантом.
    Рядового, якобы к медали представили и якобы лишили.

    Остался старлей один.

    Напротив и Командир и кадровик и политический шаман и сам следак прокурорский.

    И задали следаку вопрос – КАК БЫТЬ?

    Старлея наказать надо?
    - НАДО!
    В личное дело записать надо?
    - НАДО!
    - А как быть – первод пришел старлею – в Москву его переводят?
    - ОТ МЕ НИ ТЬ первод к чёртовой матери! – следак аж слюной брызнул.
    - А знаешь лит, следак ты наш, дорогой, да надоевший – перевод то не простым генералом подписан – а генералом Армии?
    - ДА ВСЁ РАВНО КЕМ!
    - Понимаешь следак – этот генерал армии не только звание такое имеет но и фамилию и должность.
    - И ЧТО ЗА ДОЛЖНОСТЬ???
    - А вот язвить следак не надо – Должность начинается на ПРЕДСЕДАТЕЛЬ а фамилия заканчивается на Михайлович!
    Поплыл следак от поворота такого.
    Да и старлей поплыл.
    А к нему уж свой вопрос – ты ЛЬГОТЫ в 4-м отделении получил уже?
    - Никак нет.
    - НУ ВОТ И НЕ ПОЛУЧИШЬ!
    И следаку – ты мол, доволен если мы тебе напишим что льгот Правительственных старлея лишим, но в личном деле даже запятой не напишем?

    Следак согласен.
    Старлей молчит.
    А что ему сказать – с таким то обвинением….


    «Старшего лейтенанта ИМЯРЕК………………………………Признать ВИНОВНЫМ В…..…

    ДОПУЩЕНИИ ПОЛЁТА ПУЛЬ НА СОПРЕДЕЛЬНУЮ ТЕРРИТОРИЮ».
    Следователь военной прокуратуры Термезского гарнизона…………….. но это уже не важно.
     

Загрузка...