1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

В Рунете создан «орган», который будет отслеживать подозрительные сайты

Тема в разделе "Интернет", создана пользователем caboomcha, 11 сен 2008.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Как гласит известная формула: «Свобода — не есть вседозволенность», потому абсолютно свободных от ограничений обществ в мире не существует. В настоящее время основные ограничения принято устанавливать законодательно; ряд запретов и правил поведения также обуславливается традицией. Однако эту отработанную в реальной жизни практику очень сложно перенести в Интернет, который, во-первых, не имеет границ (а следовательно, национальные законодательства в нем применимы не полностью), во-вторых, в Сети еще не успели полностью сложиться свои традиции. И вот в середине августа возник сайт под названием «Национальный узел интернет-безопасности в России», который предлагает свое решение проблемы регулирования интернет-ресурсов.

    Известный интернет-менеджер Антон Носик, которого часто приглашают на различные публичные обсуждения, посвященные сетевым проблемам, как-то в одной из телепередач высказал мнение, что внешняя цензура по отношению к интернет-ресурсам вовсе не требуется — в большинстве случаев вполне достаточно саморегуляции сообщества. Это достаточно спорное мнение (почему — ниже), однако, несет одно рациональное зерно: если уж что-то ограничивать, то лучше если это делают люди, вовлеченные в процесс, сами участвующие в нем и знающие все его механизмы изнутри. Иначе, как показывают примеры недавнего времени — вот хотя бы явно высосанный из пальца процесс блоггера Терентьева*, — слишком легко наломать дров.

    Ладно, пусть авторы постоянно всплывающих инициатив «приравнять Интернет к СМИ» преследуют свои политические или узковедомственные цели, но и по сути дела легко потерять время и ресурсы, гоняясь за внешними проявлениями «экстремизма» и пропуская какие-то действительно важные вещи, на которые стоило бы обратить внимание. Простой пример: сейчас практически не существует эффективного механизма, позволяющего, скажем, прикрыть сайты, распространяющие вирусы, потому что преследовать их по закону — все равно что стрелять из пушки по воробьям.

    Вот в развитие подобной точки зрения в середине августа и был открыт «Национальный узел интернет-безопасности в России» (saferunet.ru). Координирует его крупнейшая независимая организация Рунета — РОЦИТ (Региональная общественная организация «Центр интернет-технологий»). Идея «Узла», по словам создателей, оформилась в ходе Недели безопасного Рунета в феврале 2008 года и была поддержана
    поистине огромным количеством различных организаций — от МВД и ФСБ до «Лаборатории Касперского» и Microsoft (всего, как отмечается на сайте, количество организаций, фирм, экспертов и специалистов, участвовавших в проекте, обозначается трехзначным числом). Собственно, такая обширная поддержка и заставляет отнестись к этому начинанию серьезно.

    Миссия сайта сформулирована так: «Предоставление пользователям информации о проблеме интернет-угроз, их сущности, методах предупреждения и противодействия, предоставление консультаций по проблемам интернет-угроз, а также активная борьба с противоправным интернет-контентом в соответствии с действующим законодательством».

    Собака зарыта в словах «активная борьба»: по замыслу создателей, на сайте будет действовать некая «горячая линия», по которой пользователи Сети — на условиях анонимности — будут сигналить о нелегальных ресурсах. При необходимости поступившие сведения будут перенаправляться в силовые ведомства для принятия мер. Это уже дало основания для появления в Сети заголовков типа «В Рунете будут плодить стукачей». Я обратился за комментариями непосредственно в РОЦИТ, и вот что ответил на мои вопросы ведущий аналитик РОЦИТа Урван Парфентьев.

    — В чем, по-вашему, главная задача «Узла безопасности» — просветительская или создание «горячей линии» для сбора заявлений пользователей?

    — Главная задача «Узла» — внести действенный вклад в повышение безопасности работы в Рунете. Это, на наш взгляд, достигается и «просветительской деятельностью» (предоставлением пользователям качественной информации по проблеме интернет-угроз), и деятельностью по пресечению оборота противоправного содержимого Сети.

    — Как именно должно происходить взаимодействие с силовыми ведомствами в рамках этой линии?

    — Поступившая на «горячую линию» информация сначала проверяется специалистом «Узла» — он выясняет, актуальна ли присланная ссылка и есть ли там что-то, похожее на тот или иной вид противоправного контента. Если ответ на оба вопроса — «да», то материалы пересылаются экспертам для квалифицированного исследования и предварительного экспертного заключения. Далее, если эксперты подтверждают предположение обратившегося пользователя, специалист «горячей линии» выясняет, в какой стране размещен обсуждаемый контент. При обнаружении признаков преступления и при условии, что контент размещен на территории РФ, информация передается в правоохранительные органы.

    «Горячая линия» вправе проинформировать хостинг-провайдера о результатах своего исследования, чтобы провайдер сам, опираясь на пункты своего договора с пользователем, закрыл проблемный сайт (обязать его по закону мы не можем). Однако понятно, что в таких случаях, как, например, сексуальное насилие над детьми, мало закрыть такой ресурс — надо найти преступников и наказать, чтобы они больше никаким детям не причинили вреда. Поэтому по таким вопросам передача информации в правоохранительные органы является неизбежной.

    — Вы, по сути, предлагаете ввести в Рунете механизм общественной цензуры, что само по себе неплохо, но могут быть и отрицательные последствия. Не приведет ли создание такого ресурса к повальному доносительству просто «из принципа»? Например, радиолюбительский ресурс со схемами «шпионских штучек» сейчас мирно существует, а по доносу запросто может быть закрыт (хотя это будет довольно бесполезное мероприятие).

    — Я бы не стал здесь применять слово «цензура». Речь идет об общественной помощи правоохранительным органам (не только российским) в борьбе с преступлениями и правонарушениями, совершенными при помощи Интернета. Если угодно, мы — не цензоры, мы, скорее, соответствуем концепции «народных дружинников» — этот образ точнее всего соответствует нашим функциям и возможностям.

    Что касается опасений, что посредством «горячей линии» все просто начнут сводить счеты друг с другом… Общественный характер предварительной экспертизы как раз и призван во многом помочь уберечься от эксцессов. Например, если бы информация о нашумевшем посте в блоге Дмитрия Соловьева (dimon77) про «людей в сером» (этот текст известного блоггера вызвал еще одно дело о разжигании страстей в отношении милиции, аналогичное делу Терентьева. — Ю.Р.) пришла сначала на «горячую линию», то скорее всего уголовного дела бы не возникло. Эксперты наверняка признали бы отсутствие состава преступления по выбранной кемеровскими следователями 282-й статье, и в правоохранительные органы эта информация просто бы не пошла. Другое дело, что Интернет нельзя использовать для совершения действительно противоправных деяний — распространения сцен насилия, подготовки террористических актов, разжигания межнациональной или расовой розни, нарушения тайны личной жизни и тому подобных вещей.

    — Известно, что в некоторых европейских странах могут закрыть сайт только по одному подозрению, что там размещен контент, нарушающий чьи-то авторские права. Как вы предполагаете, не может ли возникнуть ситуация, что ресурсы будут сначала закрывать, а потом уже разбираться?

    — Этот вопрос лежит за пределами компетенции «горячей линии» — повторюсь, мы не карательный орган и не можем им быть, мы всего лишь помощники и посредники. Вопросы закрытия ресурсов лежат в компетенции правоохранительных и судебных органов, а также (в досудебном порядке в соответствии с договором об оказании услуг) это может сделать провайдер.

    Однако в российском законодательстве существует опасная двойственность по этому вопросу — если законодательство о связи позволяет блокировать доступ к ресурсу без судебного решения, то законы, регулирующие непосредственно оборот информации (скажем, Закон «О СМИ» или Основы законодательства РФ о культуре), устанавливают только судебный порядок запрета оборота информации. Именно поэтому давно обозначилась необходимость специального нормативного акта — федерального закона, который будет регулировать оборот информации в Интернете. Поддержка целесообразности такого закона была высказана и в Федеральном собрании, и в интернет-сообществе, и собственно авторами контента. Если такой закон когда-нибудь появится и вступит в силу, то наверняка исчезнет большинство правовых коллизий, связанных с оборотом информации в Рунете.

    В общем и целом я согласен с создателями «Узла» в том, что подобная общественная фильтрация — единственно возможная форма регуляции Интернета, коли уж она необходима. Тут все дело еще и в состоянии общества, и необязательно конкретно российского. Если вернуться к высказанному Носиком положению о саморегуляции интернет-сообщества, то в истории немало примеров, когда некая «саморегуляция» превращалась в банальную травлю неугодных. Потому нельзя, чтобы решения принимала какая-то одна инстанция, будь то официальная структура, либо, наоборот, ничем не сдерживаемая толпа. И в этом смысле модель взаимодействия сообщества с силовыми ведомствами, предложенная на «Узле», не так уж и плоха.

    Но главный вопрос, который возникает в связи с созданием сайта saferunet.ru: а не станет ли он в существующей системе лишней сущностью? У правоохранительных органов никто не отнимал, да и вряд ли отнимет, права по-прежнему возбуждать бессодержательные дела о «разжигании розни в отношении социальной группы милиционеров» в обход всех специалистов и общественных экспертов. И пока последние будут бессильны что-то сделать в этом отношении, «Узел безопасности», действительно, будет напоминать народную дружину советских времен — главным образом своим существованием в основном «для галочки», без каких-то практических последствий и пользы.

    *Музыкант Савва Терентьев из Сыктывкара оставил в одном из интернет-дневников запись, характеризующую милицию в весьма грубых выражениях. В результате он получил год условно за «разжигание розни в отношении социальной группы» (а именно милиции).

    Юрий Ревич
    обозреватель «Новой»
     
  2. Vita

    Vita Старожил

    По-моему, ерунда какая-то. Создается организация, с неясными целями и непонятными обязанностями, которые они сами на себя взяли.
     
  3. caboomcha

    caboomcha Старожил

    Этло только начало....
     
  4. caboomcha

    caboomcha Старожил

    "В России появилась общественная организация, декларирующая своей задачей изучение «информационной безопасности в кино и на телевидении». Учредители организации, именующие себя Фондом информационной безопасности (ФИБ), не раскрываются. (...) Своей миссией фонд на своем сайте указывает становление «православного игрового кино», т.е. кино, которое должно «вытеснять фильмы, формирующие потребительское мировоззрение». С этой целью фонд, по его заявлению, приступил к анализу информационной безопасности фильмов, выходящих на российском телевидении и в кинотеатрах. Главная задача исследования - понять, способствует ли изучаемый фильм «формированию православного базиса ценностей»..."

    Первым фонд "отрецензировал" фильм "Особо опасен". Это потрясающе. Особенно круто, что "авторы исследований, вынося ту или иную оценку, пользуются не столько категорией вкуса, сколько разработанной формулой. «Степень полезности» кинокартины складывается из суммы «коэффициента важности идеи», «коэффициента присутствия идеи в произведении», «яркость передачи идеи» и «сила воздействия на человека идеи»".

    Пара ярких фрагментов:

    "Для проведения анализа предлагаем взять за основу православный базис ценностей. Выбор обусловлен, в частности, следующим. В современных условиях ключ к защите политических, экономических и демографических интересов России - это отказ от опоры на западную и переориентация на собственную независимую систему ценностей. В основу последней может лечь только Православие, как единственная на сегодня целостная и непротиворечивая система, возможная для России и независимая от Запада".

    "Формируемое фильмом отношение к идее спасения души даже не стоит рассматривать. О смирении, о борьбе со страстями в фильме нет ничего".

    "Режиссер постоянно использует один и тот же прием: идеи Православного базиса ценностей показывает (очень кратко) как уже уничтоженные и больше к ним не возвращается. Даже не упоминает, как нечто недостойное внимания."

    Читать рецензию полностью - http://fibrf.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=62&Itemid=48
     
  5. defmasta

    defmasta Завсегдатай

    Ну что же тут неясного? Это же верный способ распилить бюджет. Я более, чем уверен, что в скором времени появится еще немало подобных организаций. Обязательства туманны и невыполнимы, что позволяет действовать (или бездействовать), "как Бог на душу положит". Но очередная ватага чиновников получит на белый хлеб с черной икрой. Конечно же, за счет налогоплательщиков...

    UPD: Ну вот, в четвертом посте еще один пример.
     
  6. caboomcha

    caboomcha Старожил

    И с каждым разом их будет все больше и больше...
     
  7. Vita

    Vita Старожил

    Ну, если общественные организации возникают, значит это кому-нибудь нужно. Если только они существуют не за счет государства.
     

Загрузка...