1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Во Владивостоке жестоко подавлен митинг московским ОМОНом.

Тема в разделе "Политика", создана пользователем caboomcha, 21 дек 2008.

  1. caboomcha

    caboomcha Старожил

    [​IMG]
    на гоголя под мостом - грузовик с ОМОНом. подробности про избитую пару: они пришли на гоголя, стояли с группой протестующих на остановке. Решили зайти в здание погреться. В этот момент к зданию подъехали менты. Люди побежали. Менты ворвались за ними в здание, повалили парня и девушку на пол и начали избивать ногами.

    Третий массовый митинг протеста во Владивостоке жёстко подавлен отрядом "Зубр" московского ОМОНа. Улицы и площади города патрулируют наряды милиции, людей с ленточками избивают. Медучреждениям под страхом увольнения сотрудников приказано не фиксировать факты телесных побоев. Через полчаса в город прилетает съёмочная группа CNN. Японцев из NHK уже повязали. Среди задержаннных - корреспонденты и операторы центральных каналов, агентства Интерфакс, газеты Известия, местные журналисты. Рассеянные атаками ОМОНа активисты собрались на Седанке, и сейчас аккумулируются в районе 14 километра - из города туда выдвигаются бронежилеты, а БАМ тем временем пытается дробить автоколонну протестующих.

    ВЛАДИВОСТОК, 21 декабря, PrimaMedia. Сегодня, 21 декабря, во Владивостоке на центральной площади в ходе разгона несанкционированной акции протеста граждан города были избиты и упакованы в "автозаки" десятки людей, часть из них лишь косвенно можно было назвать "протестующими против повышения пошлин на иномарки".

    Люди были без плакатов, вели себя достаточно спокойно и даже водили хороводы вокруг главной городской новогодней елки. Местная милиция в громкоговоритель несколько раз требовала разойтись, затем людей оцепили вооруженные дубинками сотрудники милици Владивостока. Вскоре из автобусов, подтянутых к площади высыпал ОМОН (по некоторым даным из Москвы), привезенный во Владивосток накануне. Бойцы хватали не особо разбираясь. Тех, кто оказался внутри оцепления и каким-либо образом пытался сопротивляться, задерживали без церемоний. Людей пинками заталкивали в милицейские машины и увозили.

    Вслед за этим ОМОН принялся за тех, кто работал на площади с фото и видеоаппаратурой. В частности – съемочную группы телеканала "Россия" (Максим Борисов, Николай Петров). Несмотря на предъявленные редакционные удостоверения корреспонденту и оператору заломили руки, отобрали съемочную аппаратуру и затолкали в фургон "автозака". Там уже как сельди в бочке томились другие журналисты. Автофургон доставил прессу в Ленинское РУВД Владивостока и после того как коллеги, "оставшиеся на свободе" дозвонились местным высшим чинам, после чего журналистов без объяснений и извинений отпустили. Другую группу журналистов доставили во Фрунзенское отделение.

    Под "горячую руку" ОМОНа, по предварительной информации, попали: съемочная группа 5 канала (Константин Худолеев, Максим Антоненко), ТВЦ (Сергей Литус - ему повредили руку, Роман Стаднов), НТВ (Максим Минцев), 1 канал (Ян Савицкий), NHK (Николай Унагаев, ему разбили камеру), представители газеты "Золотой рог" (Олег Жунусов), "Итар Тасс" (Владимир Саяпин), Федор Гурко (ПТР, его достаточно серьезно побили. По некоторым сведениям он находится в больнице).
    http://russlan-v.livejournal.com/487644.html
    http://primamedia.ru/news/show/?id=87810
    p.s.
    Интересненько: московский ОМОН
    местному, значит, не доверяют
    еще не кадыровцы, конечно, но уже..[hr]Мы с фотографом приехали на площадь борцам за власть Советов к полудню. Здесь собралось около тысячи человек. Ни плакатов с лозунгами, ни мегафонов у людей не было. Атмосфера царила мирная, никто никаких действий не предпринимал. Где-то минут через пятнадцать подъехала милицейская машина с громкоговорителем, из которого раздавались призывы разойтись.

    - Граждане! Данная акция незаконная, все расходитесь! – предлагал милиционер, сидящий в машине. – Призываю всех мирно разойтись по домам! Повторяю: акция несанкционированная.

    Призывы звучали на протяжении десяти минут. Кто-то крикнул из толпы: «Это площадь для народа!» Люди стали собираться в хоровод вокруг елки, агрессивных действий с их стороны не было. Кричали: «С Новым годом!» Неожиданно набежали бойцы ОМОНа, стали хватать всех подряд. При этом избивая мирных граждан. Сопротивления никто не оказывал, да это было и бесполезно. Ко мне подлетел ОМОНовец, стал заламывать руки за спину. Когда я пытался достать удостоверение и объяснить, что я журналист, его выбили у меня из рук со словами: «Тогда подавно тебе место в обезьяннике». Сильно заломали руки за спину, хотя никакого сопротивления я не оказывал. Потащили к машине.

    - Мужики, я же не сопротивляюсь! – обращался я к ОМОНовцам. – Зачем руки так заламываете?

    Ответом был тычок дубинкой под ребра и нецензурная брань. Сзади наш фотограф пыталась объяснить, что мы на задании редакции. Я услышал, как милиционер ответил ей: «Пошла на … отсюда. Ща тебя заберем – будешь тут вы…ваться». Краем глаза я увидел, что тех, кто пытается бежать, «вырубают» ударом дубинки по затылку, потом запинывают и только потом несут до машины. Меня просто-таки закинули в машину ОМОНа. В «обезьяннике» сидело человек пятнадцать – было очень тесно. Но милиция продолжала впихивать сюда людей. Справа от меня сидел человек и зажимал глаз рукой. Из глаза беспрестанно шла кровь. Через какое-то время в машину стали заталкивать довольно пожилого фотографа. Камера у него была разбита, а сам он держался за сердце. Позже ему стало совсем плохо.

    - Вызовите «скорую». Тут человеку плохо, - кто-то обратился к ОМОНу.

    - Заткнулись все, быдло, - заорал милиционер. – Здесь нет людей. Люди дома сидят, а вы тут – скот и быдло.

    Машина тронулась, куда нас везут, милиционеры не сообщали, а в ответ продолжали унизительно оскорблять задержанных. Молодой человек рядом со мной звонил девушке:

    - Я тебя люблю. Меня избили, куда-то везут. Если не вернусь, то знай, это московский ОМОН. Деньги, если что, в тумбочке. Маме не звони, не пугай. Если она узнает, то корвалол в верхнем шкафу.

    Нас привезли в Ленинское РОВД, было слышно, что людей пересчитывают. Я был сорок пятым. Внутри, в отделении, все было забито до отказа. Здесь находилось много коллег-журналистов, некоторые – с видеокамерами. Одному из телевизионщиков при задержании разбили камеру и сломали руку. По слухам, сильно пострадал японский журналист с канала NHK.

    Наши, владивостокские, милиционеры вели себя дружелюбно. Избитым сразу же предложили помощь. Разрешали воспользоваться туалетом.

    - Сейчас составим на всех протокольчики, и пойдете по домам, - говорил лейтенант.

    Чуть позже в отдел зашел полковник и поинтересовался: «Как же вы так сюда попали? Москвичи, конечно, дали маху…» Здесь наконец-то, выяснив, что я журналист, меня отпустили. До припаркованной в центре машины добирался на автобусе. Проезжая мимо площади, обратил внимание, что людей уже не было. Стояли только бойцы ОМОНа.".

    В «обезьяннике» сидело человек пятнадцать – было очень тесно. Но милиция продолжала впихивать сюда людей. Справа от меня сидел человек и зажимал глаз рукой. Из глаза беспрестанно шла кровь. Через какое-то время в машину стали заталкивать довольно пожилого фотографа. Камера у него была разбита, а сам он держался за сердце. Позже ему стало совсем плохо.

    - Вызовите «скорую». Тут человеку плохо, - кто-то обратился к ОМОНу.

    - Заткнулись все, быдло, - заорал милиционер. – Здесь нет людей. Люди дома сидят, а вы тут – скот и быдло....
    http://afrikane3.livejournal.com/567763.html
     

Загрузка...