1. Этот сайт использует файлы cookie. Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie. Узнать больше.

Военная мудрость

Тема в разделе "Болталка", создана пользователем Nikolay 13, 20 июл 2009.

  1. Nikolay 13

    Nikolay 13 Старожил

    Честно "скоммуниздил" на

    [​IMG]

    Перечитывая Зощенко, наткнулся я в малоизвестных ныне "Рассказах о партизанах" на историю про «Неуловимый отряд товарища Германа», который в дремучих псковских лесах был очень силен, и чуть ли не открывал в селах и деревнях напротив немецких комендатур сельсоветы и исполкомы, да так твёрдо отстаивал Советскую власть, что каратели и прочая нечисть предпочитали перемещаться по «своей стороне», не пытаясь переходить дорогу.
    Очень смешно.
    Все мы знаем Зощенко, как выдающегося мастера гротеска, гиперболы и сарказма. Но вот выдумщиком и фантазёром я его совсем не считаю, тем более, что тема в те годы (а рассказ 1947 года) была более чем серьёзная.
    Ни с того, ни с сего решил я предпринять небольшое изыскание. В мемуарах известных деятелей партизанского движения я ничего внятного на сей счёт не обнаружил, что только раззадорило.
    И вот что удалось установить.
    Заранее предупреждаю, что истории хотя и выглядят совершенно фантастичными, однако всё изложенное базируется на исторических фактах. Убеждать кого-либо и приводить объёмистый список первоисточников я не собираюсь, любой Фома Неверующий легко может предпринять собственное путешествие в историю.
    Итак.
    Начнем с того, что никакого таинственного «товарища Германа» не было. А был вполне реальный кадровый офицер, капитан Красной Армии Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. Выпускник Орловского танкового училища, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.— на Северо-Западном фронте, офицер разведотдела, отвечал за связь и координацию партизанских отрядов. В сентябре 1941 года был направлен в немецкий тыл, основная задача - разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначальная численность отряда составляла около 100-150 бойцов.
    Отряд не только успешно воевал, но и совершенно нетрадиционно для партизан обустроился - в глубине лесов, вдали от наезженных дорог возникла стационарная база, со временем превратившаяся в настоящий укрепрайон - с капитальными строениями, казармами, кухнями, банями, лазаретом, штабом, складами и т.п.
    К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.

    Но - остановимся. О деятельности А.В. Германа, о его военных новациях и не-стандартных решениях можно рассказывать сколь угодно долго, приводить сотни примеров, и всё будет мало и не даст полного впечатления об этом талантливом человеке.
    А теперь - несколько фактов.
    Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с «большой землей» была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками (захватить аэродром, конечно, было нереальной задачей) на нефтяную базу в городе Порхов и авиасклады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально «загреметь». Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в «лес» летали регулярно.

    Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.

    После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на «тонкие» намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были «капитально» взорваны пять мостов, в том числе - стратегический, через реку Кебь. Дорога «встала» ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица точно неизвестно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится.
    По воспоминаниям железнодорожников колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.

    Любителей «бефель унд орднунг» начало беспокоить такое безобразие. Из абвернебенштелле Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого «умельца» было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам - после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов - посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться - другой. Сразу после прохода «туда» дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода «обратно». С самим «умельцем» (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не «вёлся» на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого «языка» по стандартной схеме «обратную дорожку», дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС «демобилизовал». Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось - как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.

    С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу(!) было налажено сносное снабжение, так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам харчами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить.

    Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории - от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю... да-да... мимо той самой станции Подсевы).

    Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали на дом (!). Советская «скорая помощь» в немецком тылу. Да-а..
    С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения. Конечно, здания напротив немецких комендатур они не занимали, как иронизирует Зощенко, приезжали ненадолго и в заранее подобранное место, но, тем не менее...
    Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось.

    На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.

    Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
    Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

    Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.
    Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск. В ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    Читая сухую официальную сводку (...бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений etc...), я не понимаю, почему мы почти ничего не знаем об этом человеке, как могло имя одного из самых талантливых и успешных военачальников, обладавшего нетривиальным стратегическим мышлением, растаять в тумане седой старины?
    Детальное описание боевых действий бригады Александра Германа и вовсе ставит в тупик - мог ли человек т а к действовать, добиваться т а к и х поразительных результатов в разгроме противника в тяжелейших условиях, действуя в тылу противника, когда регулярная армия стремительно отступала, когда исход войны ещё был совершенно неизвестен...

    Мудростью поделился тов. Дмитрий: 19-11-2008 01:45:00[hr]

    http://www.ainros.ru/materPP/404PobPrib.htm
    Прокофьев Ю.А., Дубровка Н.А., г. Новгород


    3-Я ЛЕНИНГРАДСКАЯ ПАРТИЗАНСКАЯ БРИГАДА


    3-я Ленинградская партизанская бригада под командованием старшего лейтенанта А.В. Германа была сформирована на базе 2-й Особой бригады в июне 1942 г. Комиссаром бригады стал А.И. Исаев — кадровый армейский политработник. В ее составе было 520 партизан.

    Александр Викторович Герман являлся одной из крупных фигур партизанского движения. Он был кадровым военным. Закончил с отличием танковое училище. В предвоенные годы был слушателем курсов при Академии Генерального штаба РККА. В первые месяцы войны служил в разведотряде штаба Северо-Западного фронта, откуда добровольно ушел в ряды партизан. Он возглавил разведку 2-й Особой партизанской бригады и проявил себя талантливым партизанским командиром.

    А.В. Герман, по свидетельству товарищей по оружию, сочетал в себе многие качества советского командира: мужество, отвагу, высокое воинское мастерство, оптимизм и неутомимую деятельность. Он одним из первых применил рейдирующую тактику партизанских сил, смелый и искусный маневр в боевых действиях. Горячо любили Германа партизаны за личную отвагу, умение командовать, принципиальность, близость к людям, душевность1. Было ему 28 лет.

    В июле 1942 года вновь созданная 3-я Ленинградская бригада была переброшена в Партизанский край. В это время фашисты проводили четвертую по счету карательную экспедицию против защитников края. Обстановка сложилась крайне тяжелая.

    "...Враг продолжал наседать на Партизанский край, — вспоминал командир отряда 3-й бригады Н.А.Бурьянов. — Пылали деревни, по всей округе лютовали каратели. На позициях нашей и соседних бригад днем и ночью шли жаркие боевые схватки. За деревню Папоротно, от которой остался лишь один сарай, бои продолжались целые сутки... Каратели вынуждены были отойти". Пять яростных атак карателей выдержали и защитники Починок.

    Даже в условиях значительного превосходства противника командир бригады А.В.Герман применял смелую тактику маневрирования, нападал на врага с флангов и тыла. В одном из донесений он сообщал: "Иду на риск. Снимаю всех с обороны. Наступаю". 20 августа Герман радиограммой доносил в оперативную группу Верховного Совета фронта: "Бригада дерется с 9 августа ежедневно. В боях убито солдат и офицеров [противника] 570. Подбито танков— 5, из них 1 сожжен. Уничтожено 11 пулеметных точек. По документам убитых выявлено: дерутся против нас 4-й заградительный полк и бронетанковая часть"2.

    22 августа силами 3-й бригады был совершен налет на гарнизон противника в деревне Вязовка. В результате было уничтожено: 28 гитлеровцев, 4 бронемашины, 2 автомашины, 2 орудия, 1 рация, 1 станковый пулемет, большое количество боеприпасов, документов3. События происходили западнее г. Холма.

    К осени 1942 года положение защитников края осложнилось. Фактически бригады сражались в окружении. Все аэродромы попали в руки гитлеровцев. Доставка боеприпасов из советского тыла прекратилась. Ленинградский штаб партизанского движения принял решение ускорить выход бригад из окружения. Бригада Германа сумела прорваться сквозь плотные заслоны гитлеровцев. Новым местом боевых действий бригады стал Стругокрасненский район.

    Но закрепиться партизанам здесь не удалось. Район был наводнен немецкими войсками. А.В.Герман снова совершил смелый рейд. Бригада передислоцировалась в район северо-западнее Порхова, а в начале октября пробилась в юго-западные районы. Как и другие бригады, 3-я Ленинградская понесла значительные потери при обороне Партизанского края. В обшей сложности из строя вышло более четверти личного состава. Это были наибольшие потери за всё существование бригады4.

    На юго-западе Ленинградской области развернулись ее последующие действия. Она стала здесь ведущей силой среди других партизанских частей и соединений. Бригада непрерывно пополнялась за счет местного населения и присоединения других отрядов. В конце 1942 года в ней было уже около 400 бойцов5. К апрелю 1943 года ее личный состав вырос в 4 раза6.

    Постоянно применяя тактику стремительных рейдов и быстрых маневров, бригада охватила своими действиями большую часть территории Порховского. Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Ленинградской (ныне Псковской) области. То соединяясь в кулак, то разбиваясь на отряды, она совершала стремительные рейды. За полугодие к середине января 1943 года бригада уничтожила около 1300 вражеских солдат и офицеров, около 20 танков и бронемашин7.

    В начале февраля 1943 года, в период продолжения наступления войск Северо-Западного фронта, бригада при поддержке авиации нанесла массированный удар по Старорусской железной дороге, ставшей основной железнодорожной магистралью 16-й армии, по которой противник перебрасывал свои резервы. Движение было остановлено на трое суток8.

    Ширился размах партизанской борьбы. Сказывалось величие победы Красной Армии под Сталинградом. В первой половине марта общая численность личного состава бригады составила уже 1095 человек. В бригаде было создано три партизанских полка, объединяющих 12 отрядов.

    Однако и немецкое командование с 15 по 28 марта предприняло очередную карательную акцию. Силами до 3500 — 4000 человек, поддержанные танками и артиллерией, они повели наступление на деревню Ровняя Порховского района, где размещался штаб 3-й бригады. С семи часов утра и до двадцати часов вечера два полка и штабной отряд вели ожесточенный бой с карателями. Силы были не равны, и партизанские отряды отошли к озерам Сево и Навережье, где также шли упорные бои с противником. Окружить и уничтожить партизан немцам не удалось. Напротив, сохраняя силы, бригада уходила на юг области, совершая при этом ночные налеты на фашистские гарнизоны. За март 1943 года бойцы бригады уничтожили 913 фашистских солдат и офицеров, спустили под откос 3 эшелона с живой силой и техникой, взорвали и сожгли 4 шоссейных моста, подбили 6 танков. Потери партизан составили 37 человек убитыми и 59 ранеными9.

    Еще более ожесточенный характер носили бои с карателями в мае 1943 года. В течение месяца 3-я бригада вела тяжелые схватки с немецко-фашистскими захватчиками в районе Новоржева и Пушкинских Гор. Немцы бросили против них отдельную стрелковую дивизию с артиллерией, танками и авиацией.

    Бои носили исключительно ожесточенный характер. Немцы стремились окружить партизанские силы, но те, искусно маневрируя, выходили из окружения или избегали его. В то же время наносили по врагу и ответные удары. В результате боевых действий в мае бригада уничтожила 1604 гитлеровца, пустила под откос 7 эшелонов, взорвала 16 шоссейных мостов, подорвала 12 автомашин. Потери партизан составили 39 человек убитыми и 64 ранеными10. "В мае,—пишет начальник политотдела бригады М.Воскресенский,— мы провели 19 боев с карателями. Во всех этих боях враг имел численный перевес, но ни в одном из них он не одержал сколько-нибудь крупной победы11.

    Не ослабевал накал борьбы и в июне: в течение этого месяца полки и отряды 3-й бригады провели 44 боя. Гитлеровцы проводили лишь ограниченные операции против отдельных бригад.

    К началу сентября гитлеровцы подготовили очередную карательную экспедицию, главным образом, против 3-й бригады. А.В.Герман принял решение вырваться из зоны действия экспедиции на юго-восток.

    В д.Житница передовой отряд наткнулся на гарнизон карателей, разгромил его. Бригада вырвалась из окружения в район Ругодевских лесов, но с партизанами не было бесстрашного командира А.В.Германа, который погиб при выхода из окружения. Вскоре был получен приказ Ленинградского штаба партизанского движения о присвоении бригаде имени Германа и впредь именовать её: 3-я партизанская бригада имени Германа Ленинградского штаба партизанского движения. В апреле 1943 года Александру Викторовичу Герману было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    За период с 1 по 30 сентября партизаны бригады им. Германа истребили 2686 солдат и офицеров, много боевой техники врага, средств транспорта и связи12.

    Напряженность партизанской войны не спадала и осенью 1943— зимой 1944 года. В тылу 16-й немецкой армии по-прежнему успешно действовали полки бригады им. Германа, командовал которой в прошлом начальник штаба бригады И.В.Крылов. Гарнизон за гарнизоном становились объектами их нападения.

    Всего за октябрь 1943 года бойцы 3-й Ленинградской бригады разгромили 11 гарнизонов семи волостей, уничтожили 3417 гитлеровцев, пустили под откос 15 эшелонов, взорвали 10314 метров рельсов, 39 железнодорожных мостов, сожгли 98 автомашин, разгромили 16 различных складов13.

    В ноябре партизаны бригады вывели из строя участок Старорусской дороги Порхов — Подсевы, разрушив все вокзалы, стрелки и опорные пункты. Всего в ночь на 1 ноября партизаны подорвали свыше 11 тысяч рельсов и 11 железнодорожных мостов, разрушили 5 станций и разъездов. В удельном весе участия ленинградских партизан в "рельсовой войне" наибольшее количество подорванных рельсов — 22 тысячи приходилось на 3-ю бригаду14. Некоторые участки железных дорог практически были выключены из эксплуатации или заблокированы.

    Вывод рельсов из строя, сочетавшийся с другими железнодорожными диверсиями в тылу группы армий "Север", привел к значительному сокращению перевозок, прохождению воинских эшелонов, затруднял перегруппировку неприятельских сил.

    В декабре 1943 года германовцы пустили под откос 61 состав противника, в результате чего было разбито 56 паровозов, 609 вагонов. Уничтожили 29 автомашин, 2 склада с боеприпасами и продовольствием, взорвали 26 мостов, сожгли льнозавод. В декабре 3-й Ленинградской партизанской бригаде им. Германа за успехи, достигнутые в боевой деятельности, было присуждено Красное знамя Ленинградского облисплкома15.

    Партизанские отряды бригады совместно с бойцами других соединений, препятствовали гитлеровцам в создании оборонительной линии "Пантера". В начале января 1944 года партизаны 3-й бригады уничтожили главного руководителя организации Тодта, возводившей линию укреплений, Теодора Брауна, взорвали вдоль рек Сороть и Великая около 200 дотов и дзотов, разрушили сотни километров проволочных заграждений и линий связи16.

    Широкий размах приобрела "рельсовая война". В период наступления советских войск под Ленинградом и Новгородом партизаны ещё более активизировали свои действия на железных дорогах. 20 января 1944 года, в день освобождения Новгорода от немецких захватчиков партизаны 3-й бригады разгромили станции Уза, Карамышево, Подсевы и Локоть на Старорусской железной дороге. При этом были уничтожены и находящиеся на станциях эшелоны17.

    Партизаны также усилили удары по шоссейным дорогам. Напряженная борьба развернулась за шоссе Ленинград-Киев — одну из основных коммуникаций для 18-й армии немцев, где скопились армейские, корпусные, дивизионные и полковые части. Действия партизан согласовывались с действиями советской авиации, 3-я партизанская бригада оседлала участок дороги Цапелька — Маяково. На этом участке были взорваны мосты, разрушена телеграфно-телефонная связь, создан десятикилометровый завал. Весь участок шоссе был под контролем партизан.

    Все попытки немцев выбить партизан с дороги и расчистить её от завалов не удались. Во многих местах на шоссе образовались пробки по 1000 автомашин и более. Их бомбила советская авиация. С 11 по 12 февраля партизаны взорвали 20 и сожгли 7 мостов. Чтобы вытеснить отряды бригады с шоссе, противник бросил против них два батальона пехоты с шестью танками. Было убито 439 солдат и офицеров, подорвано 4 танка и уничтожено 20 автомашин18. Партизанская война шла и за другие шоссейные и проселочные дороги.

    К середине февраля 1944 года все бригады, действовавшие в тылу группы армий "Север", соединились с войсками Советской Армии. Среди них была и 3-я Ленинградская. Последний бой бригада провела в феврале 1944 года на шоссе Псков — Сольцы вместе с бойцами 60-го стрелкового полка и 65-й стрелковой дивизии 2-го Прибалтийского фронта. Так закончился славный, героический, овеянный победами, боевой путь 3-й Ленинградской партизанской бригады имени Германа.
     
  2. Б.Е.К.

    Б.Е.К. Завсегдатай

    спасибо
     

Загрузка...